Ходил-бродил горный баранчик: на сопку поднимется, в долину спустится. Вдруг видит — что-то в кедраче стоит. Выше куста, ниже дерева, шкурой покрытое. «Может, поселился кто, свою ярангу поставил?» — подумал баранчик. А яранга — зашевелилась, в его сторону двинулась.

— Э-э-э, так ведь это бурый медведь в кедрач забрёл, за орехами, — догадался баранчик.

А медведь всё ближе. Уже слышно — орешками пощёлкивает, губами причмокивает. Баранчик шмыгнул в кусты, там спрятался. А медведь к тем кустам лапу тянет — ищет, чем бы ещё ему полакомиться. Что тут баранчику делать? Спасаться надо.

Он как крикнет:
— Ха-ха-ха-ха! Яранга! Яранга!

Медведь так и подскочил от неожиданности:
— Где? Где яранга?

Медведь испугался барана, рисунок иллюстрация
А баранчик снова:
— Эй, яранга с ногами!

Всполошился медведь, сам себя не помня, кричит:
— Ой-ой-ой! Яранга! С ногами! Яранга с ножищами!

Озирается медведь, не поймёт, кто с ним разговаривает. У кустов спрашивает:
— Где яранга? Где ноги-ножищи?

Баранчик из кустов отвечает:
— Вот она идёт! Ножищами топает!

Медведь глянул вниз, свои ноги увидел, со страху не разобрал чьи — и пустился наутёк.
— Ой-ой-ой! — кричит. — Ноги-ножищи на меня идут!

Вылез из кустов горный баранчик, смеётся:
— Ну и пугливая попалась яранга! Однако, голос громкий. И сила немалая. Уйду-ка я отсюда подобру-поздорову. Вдруг вернётся! — И ушёл в другую от медведя сторону.

Птичка-пуночка. Чукотские и эскимосские народные сказки. Издательство "Малыш", 1980
Запись Тынэтэгина. Пересказ А. Грибовой
Рисунки Е. Рачева