Юным любителям аквариума хорошо известны рыбы из семейства анабантид (лабиринтовых) - макроподы, петушки, лялиусы, гурами. Они интересны не только яркой окраской, но и тем, что самцы из пузырьков воздуха делают пенное гнездо, в него самка откладывает икру, самец следит за ее развитием, первое время заботливо пестует и мальков, не давая им покинуть гнездо. Развести этих рыбок в аквариумах может любой школьник, поэтому макроподы, бойцовые рыбы и их собратья так популярны среди аквариумистов в любом городе нашей страны.

Самец макропода, фото фотография аквариумные рыбыСамец макропода

Тем не менее эти рыбы стали недавно предметом самого серьезного исследования, проведенного ихтиологами Московского университета. Чем же привлекли они внимание ученых?

Начнем с пенного гнезда. Такой способ сохранения икры и личинок вылупливающихся из икры, не типичен для большинства рыб. Рыбы, обитающие в наших реках и озерах, чаще всего разбрасывают икру в трех зонах водоема: у поверхности, среди растений и возле дна. Соответственно, по типу икрометания, рыбы делятся на пелагофилов, фитофилов и бентофилов. Эти названия образованы каждое из двух слов: фило - любить и соответственно пелаго (поверхность), бенто (дно). В каждой из групп встречаются варианты. Например, бентофилы могут метать икру на грунт, а могут нереститься лишь среди камней, тогда из называют литофилами (лито - камень).

Вот мы с вами и подошли к очень важному понятию «специализация». Оно показывает, что мы имеем дело с узким, довольно редким типом приспособления к условиям жизни. Так вот пенное гнездо - типичная специализация. Рыб с таким способом размножения профессор Т.С.Расс назвал афрофилами (афро - пена). Теперь давайте проследим, как природа пришла к такой своеобразной специализации.

Самец макропода у пенного гнезда, фото фотография аквариумные рыбкиСамец макропода у гнезда. © Dana

Есть в африканских водоемах родичи макропода - ктенопомы. Они тоже иногда встречаются в аквариумах. Однажды один мой знакомый моряк выловил в устье реки Конго несколько рыб для своего аквариума и благополучно довез их до Санкт-Петербурга. Среди них был новый для аквариумистов вид ктенопомы.

Попали эти рыбки в мои аквариумы. Создал я им самые подходящие условия для размножения, жду-подожду - нет гнезда. Как-то раз присмотрелся: мальки плавают! Выловил восемь крошек, и думаю: откуда же они взялись, где было гнездо? Оказалось, что у этих ктенопом вообще гнезда нет, рыбы выметывают икру у поверхности, там она и расплывается в разные стороны.

Рыбы наших вод нерестятся у поверхности для того, чтобы икра развивалась в самых теплых, хорошо прогретых солнцем слоях воды. У лабиринтовых нет такой проблемы, в тропиках весь водоем хорошо прогреет. Но там другая беда: вся толща воды почти полностью лишена кислорода, и лишь поверхностные слои, соприкасающиеся с воздухом, достаточно аэрируются. При таком дефиците кислорода у анабантид постепенно развился дополнительный (кроме жабр) орган дыхания, позволяющий им усваивать атмосферный воздух, - лабиринт. Но его нет у икринок и личинок. Вот почему икра лабиринтовых находится у самой поверхности.

Мальки медового гурами в гнезде, фото фотография рыбы
Мальки медового гурами в гнезде. © Peachea

Так-то оно так, но способ этот не очень-то рационален. Полакомиться безнадзорной икрой не прочь всевозможные обитатели водоема: немногие икринки, а потом и личинки уцелеют. И вот, у ряда видов лабиринтовых начинает постепенно развиваться специализация.

Целующиеся гурами икру выметывают тоже на поверхность воды. И гнезда эти рыбы не делают. Но у них есть хитрый фокус, который, правда, довольно трудно подглядеть. Перед икрометанием нерестящаяся пара выпускает маслянистый секрет, он расплывается по поверхности, как прозрачное пятно. В эту вязкую массу и влипают икринки. Самец остается обычно возле гнезда, хотя это пятно назвать гнездом и язык не поворачивается. Да не очень он и охраняет свое потомство. Но у масла есть действительно секрет: оно под ярким солнцем начинает быстро портиться, загнивать. В массе появляются гнилостные бактерии. Вслед за ними под масляным пятном скапливаются питающиеся бактериями инфузории, коловратки. Растет туманное облачко, растут икринки, вылупляются и тоже остаются в вязкой массе беспомощные личинки, а когда наступает пора превращения личинки в малька, то есть личинка, живущая за счет остатков желточного мешка, переходит к активному питанию, подходящий первичный, или, как говорят рыбоводы, стартовый, корм оказывается в изобилии здесь же, под пятном.

Необычно, правда? Это и есть специализация вида. У макроподов, трихогастров и лялиусов специализация пошла иным путем - они научились захватывать пузырек атмосферного воздуха, обволакивать его слюной и выплевывать к поверхности.

Иной лялиус наплюет пенную горку, возвышающуюся над водой на 3-5 сантиметров, да еще скрепит ее веточками растений, чтобы не расплывалась. Причем это не просто пузырьки воздуха. Слюна многих рыб-родителей имеет чудодейственную силу: стоит той же скалярии схватить слабого малька в рот, как он оттуда выскакивает здоровый и бодрый. А в пенном гнезде икра и личинка все время находятся в этой тонизирующей среде. Впрочем, конечно, не все время. Когда мальки обретают способность свободно плавать, активно охотиться, стремительно удирать, гнездо тихо и мирно исчезает. Слюна растворяется, воздух высвобождается.

Гнездо гурами, фото фотография рыбки
Гнездо гурами

Масляное гнездо гелостомы тоже растворяется, а с ним и скопление инфузорий. Эти колыбели существуют ровно столько, сколько нужно.

Казалось бы, подобная специализация могла возникнуть только на базе уже сформировавшейся приповерхностной икры. Так и есть. У гелостомы, макропода, трихогастра, лялиуса - типично пелагическая икра. Икринки имеют гладкую оболочку, огромную жировую каплю, удельный вес их меньше, чем у воды. У личинок в нерастворившемся желточном мешке сохраняется жировая капля, поэтому-то они спокойно держатся в пенных пузырьках. Чтобы не переворачивались, не кувыркались, желточный мешок имеет специальные выросты-поплавки, наполненные тем же жиром.

То, о чем я уже рассказал, известно давно, и ихтиологам заниматься этими премудростями лабиринтовых рыб не имело смысла. Заинтересовало их совсем другое. Обратили внимание и на бойцовых рыбок. Все перечисленные выше анабантиды нерестятся прямо под гнездом. Икра, естественно, поднимается вверх, в пену. Самцу, ухаживающему за потомством, остается проследить, чтобы икринки лежали равномерно среди пузырьков, порой и разобрать, рассредоточить кучку икринок. Так как будто?

Так, да не всегда! Присмотритесь к нересту петушков: поведение самца оказывается совсем иным. Произошел нерест. Как у всех лабиринтовых, икра не поднялась кверху, она... посыпалась вниз. Самец лихорадочно мечется, собирает ее в рот, подплывает снизу к гнезду, выплевывает в пену, оп ять бросается вниз собирать тонущую икру, снова вверх, снова плюет, опять вниз...

Самец рыбки петушка у гнезда, фото фотография лабиринтовые рыбы
Самец петушка у гнезда

Как же так? Оказывается, икринки петушков тяжелее воды, жировые капельки крохотные, вкраплены там и сям в желток, поплавковых выростов тоже нет. Зато оболочка икринки не гладкая, а как бы измята складками. Когда самец выплевывает икринки в гнездо, к этим складкам пристают пузырьки воздуха из гнезда. Они и служат поплавками икринки. И личинки у бойцовых рыбок тяжелее воды. Но у них на голове есть клейкие кожные бугорки, с их помощью они и закрепляются в первые дни на растениях или даже на поверхностной пленке воды.

Не правда ли, вся эта картина несколько противоречит той стройной лестнице эволюционных приспособлений, которая нам виделась ранее? И вдруг - бойцовая рыбка с тяжелыми икринками! Выходит, не так уж просто, не прямыми путями движется эволюция, выходит, макроподы, трихогастры, лялиусы, с одной стороны, и бойцовые рыбки - с другой, разными эволюционными дорожками шли к одному и тому же пенному гнезду. Почему? Это еще предстоит уточнить.

Предстоит выяснить и еще одно. В такой простой и на вид однообразной группе лабиринтовых рыбок, обычных и давнишних обитателей наших аквариумов, не только бойцовые рыбки «шагают не в ногу». Есть еще один чудак - полиакант, или макропод Дайя,- маленькая, изящная рыбешка, которая тоже строит пенное гнездо, но... глубоко под водой, в пещерах, под корягами, под выступами камней. А какова его икра? Ответ еще впереди, исследования-то продолжаются. Если в ваши аквариумы попадет полиакант, можете понаблюдать сами, посмотреть, что делает с икрой самец под гнездом в пещерке. Трудно наблюдать? Но проникновение в тайны природы никогда не было легким делом.

Источник: М. Махлин, кандидат педагогических наук