Как-то раз напустились птицы на известных лесных болтунов:
— Помолчали бы вы хоть минутку! А то Сорока день-деньской стрекочет — сплетни пересказывает. Кукушка знай себе что-то считает да сбивается, считает да сбивается. Филин по ночам ухает, спать не даёт. А Выпь — Болотный Бык в речку клюв опустит и гудит так, что на том берегу листья на осине дрожат.

Обиделись болтуны. Собрались вместе и сказали так:
— И мы молчать умеем! Теперь покуда сами нас не попросите, голоса нашего не услышите.

И замолчали.

Кукушка, Сорока и Филин на высокой сосне сидят, Болотный Бык — в речных камышах, поблизости. И молчат, держат слово крепко.

Вот уже солнышко за лес закатилось. А они молчат...

Черепаха интересуется у мышонка где конфеты, рисунок иллюстрация
Выбрались из норы маленькие лисята. Бегают вокруг сосны, дерутся, голос учатся подавать: тявкают тоненько и повизгивают, как щенки. Филин терпел, терпел да как вытаращит глазища:
- Брысь! Пугу! Лугу! А ну, брысь отсюда, не мешайте нам молчать!

Болотный Бык даже взвыл от досады:
- Ну что ты за птица, Филин! Ты ведь наше слово нарушил!

А Кукушка сразу подсчитала:
- Ку-ку! Не он один! Не он один! Двое вас разболталось! Ку-ку!

Тут Сорока глянула на них на всех свысока — с самой верхушки сосны — и прострекотала насмешливо:
- Вот болтуны! Единственный, кто промолчал, — это я!

Литература: Ярмыш Юрий. Зайчишкина книжка. М.: Малыш, 1981. — 28 с.
Перевел с украинского Вадим Левин.
Иллюстраторы: Эрик Булатов, Олег Васильев