Жил у нас на чердаке
Воробей Воробыш.
Жил на самом сквозняке
И не знал хворобы.

На обед зерно клевал,
Крошки ел на ужин,
Сытный завтрак запивал
Дождиком из лужи.

Был он храбрым воробьем,
Воевал он с вороньем
И с грачами дрался.
Был у кошки он в когтях,
У мальчишек был в сетях.
И живым остался.

Воробей Воробыш, рисунок иллюстрация
По пришла зима. Мороз.
Двор притих пустынный.
Белым инеем оброс
Домик воробьиный.

Только выйдешь за порог -
Снежные сугробы.
Весь нахохлился, продрог
Воробей Воробыш.

Как мороз переживешь
В серенькой рубашке?
Нет ни шубы, ни калош,
Даже нет фуражки.

«Почему, решил Воробыш, —
Воробьи должны страдать?
Почему бы мне для пробы
В край далекий не слетать?»

Он с трубы слетел на ветку
И сказал соседу вдруг:
- Полечу я на разведку,
Посмотрю я, что за юг.

Тут сосед степенный друга
Убеждать серьезно стал:
Никогда еще до юга
Воробей не долетал.
И не наше это дело.
Нет! сказал Воробыш смело.
Жди меня и не робей,
Я упрямый воробей.

Крылья мерзнут. Как согреть их?
Стал в пути Воробыш сед.
Час летит, другой и третий -
Только юга нет и нет.

Стали два его крыла
Тяжелей, чем у орла.
Сделал он последний взлет
И упал на жесткий лед.



— Чик-чирик, — сказал он тихо. —
Я погиб, мороз сильней.
Где ты, мама Воробьиха,
Где ты, папа Воробей?..

Вдруг он видит — рядом лунка.
Снег подтаял. Веет жар.
А из лунки, как по струнке,
Снизу вверх струится пар.

Белый, мягкий, ароматный,
Сладко пахнущий весной.
Гладит перышки приятно
Ветер ласковый, парной.

Тут, измученный, усталый,
Лег Воробыш в снег подталый,
В лунку робко заглянул:
«Будь что будет!» — и нырнул.

Воробей Воробыш в берлоге медведя, рисунок иллюстрация
День прошел, а может, два.
Долго сон тянулся.
Воробей вздохнул сперва,
А потом проснулся.

Жарко. Мох растет вокруг.
«Так и есть: попал на юг!»

Вдруг раздался грозный рык.
Мох зашевелился:
— Это что за «чик-чирик»?
Кто здесь поселился?

Притаился воробей.
Сразу понял воробей.
Что лежит он не во мху.
А лежит он на меху.
Не во мху. лесном и свежем, —
На меху густом медвежьем.

Тут разбуженный медведь
Начал яростно реветь:
— Что за зверь сидит за ухом?
Проглочу единым духом!?

Воробей боялся пикнуть.
Он не может чикчирикнуть.
- Я, Воробыш, несъедобный,
Я невкусный и несдобный.

А медведь притих немного
И сказал пришельцу строго:
— Ладно, я тебя не съем.
Только будь как рыба нем,
Не ворочайся, гляди.
Да медведя не буди.

Стали жить они вдвоем —
Бурый мишка с воробьем.

Спит медведь. Подобно грому,
Хриплый храп звучит по дому.
Зверь зимой живет без пищи,
А Воробыш пищу ищет.

Стал он тонким и худым,
Стал он легоньким, как дым.
Он медведя как-то будит:
— Что со мной, Топтыгин, будет?
Есть хочу, — пищит он слабо.
— Пососи, приятель, лапу.
— Лапа — это не еда.
— Как же быть с тобой тогда?
Отыщи в углу колоду
Да поклюй немного меду. —
Покряхтел медведь, зевнул,
Повернулся и уснул.

Вдруг он слышит писк над ухом:
— Я завяз в густом меду!

Я прилип, как будто муха.
Помогите, пропаду!..

В мед залез медведь с усами,
Воробья достал зубами.

Весна пришла, рисунок иллюстрация
Воробей с медведем вместе
Жили дружно, честь по чести.
У друзей раздоров нет.
Раз проник в берлогу свет...

Пробурчал Топтыгин строго:
— Кто открыл окно в берлогу?
Воробей, сходи проверь! —
Приказал спросонья зверь.

Глянул клювик из окна:
— Кто пришел?
— Пришла весна!
На ветвях поют вдали
Родственницы птицы.
— Прилетели журавли! —
Говорят синицы.
Тут издал Воробыш крик.
Подскакав к порогу:
— До свиданья! Чик-чирик! —
И скорей в дорогу.

Он над лесом запорхал
Через всю округу.
Мишка лапой помахал
Серенькому другу.

Жил у нас на чердаке
Воробей Воробыш.
Жил на самом сквозняке
И не знал хворобы.

Он живет там и сейчас,
Друг наш неизменный.
Вон, над крышей покружась,
Сел он на антенну.
А о том, где он бывал,
С кем в берлоге зимовал,
Не прибавил от себя
Я и слова даже.
Расспросите воробья —
Он вам сам расскажет.

Юрий Яковлев. В какие игры играют тигры. Издательство «Советская Россия», 1960
Художник Г. Е. Никольский