Иван-чай добрый и ласковый. Распустит он свои розовые цветки утром и весь день приветливо качается на ветру. Прилетят пчелы, попросят у иван-чая меду, — иван-чай кивнет им: "Пожалуйста, пчелки, берите сколько хотите". Придет больной человек, нарвет листьев иван-чая, попьет горячего отвару и поправится. А иван-чай новые листья выпустит. Прилетят птицы, поклюют семечек и спасибо скажут иван-чаю.

Болиголов гордый и заносчивый. Все ему не так, все не по нему, все ему мешают. Упадет капля дождя на его белый цветок — болиголов сердится, ругается. Солнце пригреет — ему жарко, скроется солнце за тучи — ему холодно. Злится болиголов и днем и ночью. От этой злости в корнях его, в стебле, листьях, цветах и даже в семечках скопилось много яду.

Поклевала птичка-синичка семечек болиголова, и у нее разболелась голова. Погрыз крот корни болиголова — зачах и умер. Поел зайчик листьев болиголова — закружилась у зайчишки голова, и он как пьяный ходил по лесу три дня и три ночи.

Звери и птицы рассердились на болиголова, рисунок иллюстрация
Собрались птицы, звери. Что делать? Как быть?

— Не от моих семечек у синички разболелась голова, а от семечек иван-чая, не от моих корней умер крот, а от корней иван-чая, не от моих листьев очумел заяц, а от листьев иван-чая, — твердит болиголов.

Еще больше рассердились звери и птицы на болиголова за эти лживые слова. Медведь зарычал, затопал ногами, заяц закричал, сорока застрекотала, да так, что по всему лесу слышно было. А мышка-лесушка подбежала к болиголову — да как плюнет на него! Вот с тех пор болиголов и пахнет мышами.

Фарутин Михаил. В лесной избушке. Москва: Советская Россия, 1976. — 32 с.
Рисунки Г. Никольский