ЗооКлуб
Новинки раздела:

Как назвать попугая?
Вам не хочется «пролететь» с именем для крылатого питомца? Тогда мы дадим вам несколько советов...

Самые популярные декоративные птицы
Декоративные птицы содержались в домах людей с давних времен. В древности они были украшениями дворцов, замков и...

Факторы, оказывающие влияние на негативное поведение птиц
Птица громко кричит, кусается, выщипывает свои перья, у нее появляются признаки различных фобий...

Уборка птичьей клетки (советы)
Один из ключей к хорошему здоровью птицы это содержание в чистоте ее клетки, оборудования, инвентаря...

КУПЛЮ - ПРОДАМ попугая, канарейку, амадину, жако и пр. а также услуги, корма и товары для птиц на БЕСПЛАТНОЙ доске объявлений

Как ПРАВИЛЬНО кормить рыб?
Оказывается и здесь есть свои правила и секреты...
Такие разные СОМИКИ...
Виды, условия содержания, кормление, разведение. Все тут...
ФОТО рыб
красивые, загадочные, кровожадные и самые обычные...
Новогодние фото
Новогодние фото обои кошечек, собачек и пр. живности.
С кем может жить крапчатый сомик?
Можно их лечить солью? А что они едят?

Отряд: Passeriformes [= Passeres] Linnaeus, 1758 = Воробьиные, воробьинообразные


Систематика отряда Воробьиные, воробьинообразные:
Семейство: Alaudidae = Жаворонковые
Семейство: Artamidae Vigors, 1825 = Лесные ласточки
Семейство: Bombycillidae Vieillot, 1808 = Свиристелевые
Семейство: Callaeidae Sundevall, 1836 = Гуйи
Семейство: Campephagidae Vigors, 1825 = Личинкоедовые, или личинкоеды
Семейство: Cettiidae = Короткокрылые камышовки
       Вид: Cettia cetti Temminсk, 1820 = Широкохвостка, соловьиная, или широкохвостая камышовка
       Вид: Cettia diphone Kittlitz, 1830 =  Короткокрылая камышовка  
Семейство: Certhiidae Leach, 1820 = Пищуховые
Семейство: Chamaeidae = Крапивниковые синицы
Семейство: Cinclidae Sundevall, 1836 = Оляпковые
Семейство: Climacteridae = Австралийские древесные пищухи
Семейство: Corvidae Vigors, 1825 = Вороновые
Семейство: Cracticidae Chenu & Des Murs, 1853 = Австралийские сороки
Семейство: Dicaeidae Bonaparte, 1853 = Цветососовые, цветоедовые
Семейство: Dicruridae Vigors, 1825 = Дронговые
Семейство: Drepanididae = Гавайские цветочницы
Семейство: Dulidae Sclater, 1862 = Дулидовые, или пожиратели пальмовых семян
Семейство: Emberizidae = Овсянковые
Семейство: Estrildidae = Вьюрковые ткачики
Семейство: Fringillidae = Вьюрковые
Семейство: Grallinidae = Сорочьи жаворонки
Семейство: Monarchidae Bonaparte, 1854 = Монархи
     Род: Terpsiphone Gloger = Райские мухоловки
       Вид: Terpsiphone paradisi = Райская, или длиннохвостая мухоловка
Семейство: Hirundinidae Vigors, 1825 = Ласточковые
Семейство: Icteridae Vigors, 1825 = Трупиаловые, кассики
Семейство: Chloropseidae Wetmore, 1960 = Листовковые
Семейство: Laniidae Rafinesque, 1815 = Сорокопутовые
Семейство: Meliphagidae Vigors, 1825 = Медососовые
Семейство: Megaluridae Blyth, 1875 =
     Род: Bradypterus Swainson, 1837 = Пёстрогрудки
       Вид:  Bradypterus thoracicus Blyth, 1845 = Малая пестрогрудка, пестрогрудка-камышовка
Семейство: Mimidae Bonaparte, 1853 = Пересмешниковые
Семейство: Acrocephalidae Salvin, 1882
     Род: Acrocephalus J.A.Naumann et J.E.Naumann, 1811 = Камышовки
Семейство: Motacillidae Vigors, 1825 = Трясогузковые
Семейство: Muscicapidae Vigors, 1825 = Мухоловковые
Семейство: Nectariniidae Vigors, 1825 = Нектарницевые
Семейство: Neosittidae = Сителлы
Семейство: Oriolidae Vigors, 1825 = Иволговые
Семейство: Paradisaeidae Swainson, 1825 = Райские птицы
Семейство: Paradoxornithidae = Толстоклювые синицы
Семейство: Paridae = Синицевые
Семейство: Parulidae Wetmore, 1947 = Древесницевые, лесные певуны
Семейство: Ploceidae = Ткачиковые
Семейство: Prunellidae Richmond, 1908 = Завирушковые
Семейство: Ptilonorhynchidae Gray, 1841 = Шалашниковые, беседковые
Семейство: Pycnonotidae G. R. Gray, 1840 = Бюльбюлевые, короткопалые дрозды
Семейство: Regulidae Cuvier, 1800 = Корольковые
Семейство: Sittidae Lesson, 1828 = Поползневые
Семейство: Sturnidae Rafinesque, 1815 = Скворцовые
Семейство: Sylviidae Leach, 1820 = Славковые, или Славки Старого Света
Семейство: Timaliidae Vigors et Horsfield, 1827 = Тимелиевые, или Кустарницы
Семейство: Troglodytidae Swainson, 1832 = Крапивниковые
Семейство: Phylloscopidae Balatzki, 1995 = Пеночковые
       Вид: Phylloscopus trochiloides Sundevall, 1837 = Зеленая пеночка
       Вид: Phylloscopus trochilus Linnaeus, 1758 = Пеночка-весничка
       Вид: Phylloscopus schwarzi, Radde, 1863 = Пеночка толстоклювая
Семейство: Turdidae = Дроздовые
Семейство: Vangidae Swainson, 1831 = Ванговые
Семейство: Atrichornithidae Stejneger, 1885 = Кустарниковые птицы
Семейство: Menuridae Latham, 1802 = Лирохвостые, или птицы-лиры
Семейство: Thraupidae Cabanis, 1847 = Танагровые
Семейство: Vireonidae Swainson, 1837 = Виреоновые
Семейство: Zosteropidae = Белоглазковые, белоглазки
Подотряд: Clamatores, или Tyranni = Кричащие, или тиранны
Семейство: Tyrannidae Vigors, 1825 = Тирановые, тиранновые мухоловки, мухоловки Нового Света
Семейство: Xenicidae [= Acanthisittidae] Sundevall, 1872 = Новозеландские крапивники
Семейство: Cotingidae Bonaparte, 1849 = Котинговые, котинги
Семейство: Pipridae Ranfinesque , 1815 = Манакиновые
Семейство: Eurylaimidae Lesson, 1831 = Рогоклювовые, ширококлювые
Семейство: Philepittidae Sharpe , 1870 = Филепиттовые
Семейство: Pittidae Swainson , 1831 = Питтовые
Семейство: Conopophagidae Sclater & Salvin, 1873 = Гусеницеедовые
Семейство: Dendrocolaptidae = Древолазовые, древолазы
Семейство: Formicariidae Gray, 1840 = Муравьеловковые, муравьеловки
Семейство: Furnariidae J. E. Gray, 1840 = Печниковые, птицы-печники, птицы-гончары
Семейство: Rhinocryptidae Wetmore, 1930 = Тапаколо, тапаколовые

Краткая характеристика отряда

    К отряду воробьиных птиц относится до 6000 видов, т. е. около 70% всего количества известных в настоящее время форм. В фауне СНГ  воробьиные также составляют самый многочисленный отряд, равный по числу форм приблизительно всему количеству видов всех остальных отрядов. Естественно, что при таком обилии форм воробьиные птицы очень разнообразны по размерам, окраске и образу жизни. Образ жизни воробьиных разнообразен. Большинство из них - дневные птицы, реже - сумеречные.
В нашей фауне, например, самый крупный представитель воробьиных - ворон - весит около 1 300-1 500 г, тогда как самая маленькая из наших птиц - королек - весит немногим более 4 г. Воробьиные птицы средней величины (дрозды) весят около 100 г.
Туловище стройное. Ноги тонкие, с четырьмя пальцами, расположенными на одном уровне, из которых три направлены вперед, а один - назад. Когти острые. Плавательной перепонки нет. Форма клюва у разных группах варьирует очень сильно. Череп обычно эгитогнатического типа (у немногих групп с переходом к схизогнатизму). Базиптеригоидных отростков нет. Сошник обычно более или менее отчетливо расщепленный. Надорбитальных желез нет. Шейных позвонков 14-15. Истинных ребер 4-6 пар. Ключицы сливаются в вилочку. По заднему краю грудины одна пара вырезок, иногда превращающихся в фонтанели (у единичных родов две пары вырезок). Все четыре пальца ноги относительно длинные, с острыми когтями; три пальца направлены вперед, один (первый) - назад. Язык хорошо развит. Зоба нет. Мускульный желудок небольшой, но с довольно мощными мускульными стенками. Слепые кишки обычно рудиментарны. Желчный пузырь у большинства видов есть. Копчиковая железа не оперена. Гортань трахеобронхиальная, реже трахеальная.
В разных группах число голосовых мышц варьирует от 1 до 6-7 пар. Хорошо развита только левая сонная артерия. Оперение довольно плотно прилегающее или рыхлое. Пуховая часть контурного пера обычно хорошо развита, побочный стержень мал или полностью редуцируется. Пух редкий, расположен только по аптериям. Окраска разнообразная: от скромной и незаметной до очень яркой, иногда с металлическим отблеском. У многих видов более или менее четко выражен половой и возрастной морфизм окраски, у части видов - сезонный. Обычно самцы несколько крупнее самок.
Распространены воробьиные птицы по всему свету - от отдаленных островов, Северного полярного моря, на которых в течение короткого арктического лета суровый пейзаж оживляется пуночками, подорожниками и рогатыми жаворонками, до бесплодных африканских и азиатских пустынь, и от тайги Старого, и Нового света до лесов тропической зоны. В вертикальном направлении воробьиные идут от лежащих ниже уровня моря прикаспийских низменностей до альпийской зоны высочайших горных цепей (Гималаев, Тянь-Шаня и Гиндукуша). Большинство форм связано в своем образе жизни с древесной и кустарной растительностью, но некоторые держатся на земле (жаворонки, подорожники, каменки), а другие едва ли не большую часть времени, за исключением отдыха, проводят в воздухе (ласточки).
Наконец, некоторые (оляпки) добывают себе пищу под водой. При всем том все воробьиные птицы имеют ряд сходных черт строения в биологии. Нёбо у представителей этого отряда, за крайне немногочисленными исключениями, эгитогнатическое, т. е. нёбные отростки верхнечелюстных костей завершаются свободно и не сращены ни с сошником ни между собою. Междуквадратной костью и черепной коробкой помещается костная трубочка (siphoniutri), соединяющая барабанную полость с нижней челюстью.
Основная кость (os basipterygoideum) - без крыловидных отростков. Грудина - с одной парой вырезок. Число шейных позвонков - четырнадцать. Передние пальцы свободны, задний палец - самый сильный, прикреплен на одном уровне с остальными и обращен назад. Мускул-сгибатель передних пальцев распадается на три ветви и не связан со сгибателем заднего пальца. Слепая кишка зачаточная. Копчиковая железа голая. Побочный ствол перьев развит слабо, но есть у всех видов. Первостепенных маховых у воробьиных или 11 (причем первое маховое бывает неразвито, очень короткое и не выполняет уже каких-либо функций при полете), или 10. И при наличии десяти маховых первое маховое иногда бывает рудиментарным, так что на первый взгляд кажется, что число маховых в крыле - 9. Второстепенных маховых 9, аквинтокубитального строения крыла или диастатаксии (то есть отсутствия 5-го второстепенного махового) у воробьиных никогда не бывает.
Число рулевых перьев - обычно 12, реже 16 и 10, у некоторых родов 8 или даже 6 (Stipiturus).
Общей чертой для всех воробьиных является и ход линьки крупного оперения. Первостепенные маховые у них сменяются всегда от внутренних к наружным, второстепенные маховые - от крайних к средним; в хвосте первыми сменяются, средние рулевые, а последними - крайние.
Обычно моногамы: оба партнера в той или иной степени участвуют в насиживании кладки и выкармливании птенцов. Однако встречаются и случаи типичной полигамии. Воробьиные - птенцовые птицы, то есть птенцы у них рождаются беспомощными и довольно значительное время после выхода из яйца находятся в гнезде.
При появлении на свет птенец является слепым и чуть опушенным на верхней стороне тела; у видов же, строящих более или менее прикрытые, защищенные сверху гнезда - например, у скворцов, воробьев, сорокопутов, долгохвостых синиц, - птенцы выходят из яйца совершенно голыми.
Для воробьиных характерно тщательное устройство гнезд, причем некоторые группы (ремезы, синицы, камышовки) особенно выделяются в этом отношении. Для каждой естественной группы характерна определенная форма гнезда, способ его помещения и выбор определенных материалов. Местами для устройства гнезд воробьиные пользуются самыми разнообразными: многие гнездятся на земле, другие - на камнях ив расселинах скал, третьи - на деревьях и в кустарниках, четвертые - на человеческих постройках (ласточки). Гнезда то помещаются в одиночку, то группами или колониями (береговые ласточки, различные ткачики и т. д.). Выбор места гнезда принадлежит обычно самцу, возвращающемуся к месту гнездовья несколько ранее самки. Очень характерно для воробьиных и крайнее постоянство их в отношении места гнездовий: каждая пара, если ей позволяют это общие условия, ежегодно гнездится на том или почти на том самом месте, как и в предыдущем году. Эта привязанность к гнездовому участку в значительной мере определяет все поведение воробьиных (весенние перелеты, устранение с участка других особей того же вида и в частности сделавшихся самостоятельными птенцов, отношение полов и т. д.).
Яйца воробьиных птиц в большинстве имеют пеструю окраску, но иногда, в особенности у форм, гнездящихся в укрытых или сильно затемненных местах, утрачивают пестрины и окрашены в однообразные тона. Таковы, например, яйца пеночек (Phylloscopas), горных вьюрков (Leucosticte и Montifringilla). Число яиц в. кладках различно: от одного яйца у некоторых австралийских видов до 15 у нашей большой синицы (Paras major) и даже до 16 у долгохвостой синицы (Aegithalos caudatas). Обычное число яиц в кладке 3 - 6.
Относительные размеры яиц - очень различны. У крупных видов вес их в отношении общего веса тела меньше, чем у мелких. Максимальный вес из наших представителей отряда имеют яйца у ворона, достигающие до 30 грамм.
У средних птиц величиной с дрозда-рябинника яйцо весит около 7 грамм. Наконец, у мелких птиц, весящих около 10 грамм, вес яйца равняется примерно 1 грамму. В отношении веса тела вес яйца у корольков составляет около 14 процентов, у пеночек даже до 17 процентов, тогда как у ворона только около 2 процента. Для яиц воробьиных характерна тонкая и легкая скорлупа, что, несомненно, стоит в связи с тщательностью устройства гнезд у этой группы.
Интересно отметить, что число яиц в кладке у одного и того же вида варьирует иногда в зависимости от местности: различные географические формы имеют и различное число яиц в кладке. Примером может служить чекан-каменка (Oenanthe oenanthe): в Гренландии чеканы откладывают 7- 8 яиц, в Средней Европе - 6, а в северной Африке - только 5.
Многие воробьиные выводят птенцов 2 раза в год. При этом число яиц во второй кладке бывает обычно несколько меньшим, чем в первой. Бывают и исключения: дрозды и синицы, начинающие гнездиться очень рано, когда условия для выкорма птенцов не очень благоприятны, имеют в первой кладке меньшее число яиц, чем во второй. Последняя приходится на время изобильного появления насекомых. У некоторых форм вторая кладка начинается тогда, когда птенцы первого вывода далеко не приобрели еще самостоятельности. Например, у большой дроздовидной камышевки (Acrocephalus arundinaceus) самка устраивает для второго выводка отдельное гнездо в то время, как самец еще довоспитывает первое поколение птенцов.
Промежуток между откладыванием яиц у воробьиных составляет обычно 20 - 24 часа. Насиживание начинается иногда (у рано несущихся форм, например клестов или вороновых) по откладке первого яйца, чаще же - по окончании кладки.
Развитие молодых, в кормлении которых участвуют оба родителя, идет очень быстро. У мелких форм пребывание в гнезде продолжается примерно тот же срок, что и насиживание яиц, т. е. около 12-14 дней. У крупных птиц соотношение меняется и нахождение птенцов в гнезде затягивается - по сравнению со временем насиживания - на значительно более долгий срок. Родители кормят птенцов, вкладывая корм в рот, который голодный птенец очень широко открывает. У многих видов ротовая полость птенцов очень яркая, что служит стимулом для проявления инстинкта кормления у взрослых птиц. 
Примером может служить ворон, насиживающий 19 - 21 день, тогда как птенцы проводят в гнезде около полутора месяцев и более; насиживание у вороны длится примерно 18 дней, тогда как птенцы вылетают из гнезда через 33 - 35 дней после выхода из яйца. У тех птиц, гнезда которых хорошо защищены и находятся в укрытых местах, пребывание птенцов в гнезде бывает относительно долгим: у скворца 21-22 дня, у большой синицы 23 дня, а у маленького поползня - даже 26 дней.
Наоборот, гнездящиеся на земле птицы развиваются быстро - жаворонки оставляют гнездо уже через 9 дней после появления на свет, соловьи и камышовые овсянки - через 11 -12 дней, т. е. на несколько (до 5 дней) ранее, чем ближайшие виды, гнездящиеся на деревьях.
Первое время по вылете из гнезда молодые держатся с родителями, но через короткий срок (мелкие виды - дней через 10) становятся вполне самостоятельными. В это же время родители, занятые вторым выводом, вытесняют "первое" поколение из гнездового участка. Можно в общем заметить, что чем меньше птица, тем скорей она растет. Крапивник, весящий около 8 г, достигает полного веса уже через 8 дней по выходе из яйца; в такой же срок догоняют по весу своих родителей и молодые корольки. У гнездящихся на земле (жаворонки) развитие маховых даёт птенцу возможность перепархивать еще до полного развития общего покрова из контурных перьев.
Окраска молодых воробьиных обычно характеризуется скромными, характерными для самок цветами. Кроме того, крыло у птиц в первом осеннем пере тупой, а маховые перья шире и сужаются с возрастом (что, например, особенно наглядно заметно у сорок). Обычно полный наряд одевается в возрасте около одного года, иногда - в возрасте около 1,5 лет. Исключением являются райские птицы из рода Paradisaea, одевающие взрослое оперение после 3 полных линек, т. е. уже в двухлетнем возрасте.
Для гнездового пера многих молодых воробьиных (мухоловки, дрозды, горихвостки, оляпки, соловьи и т. д.) характерен своеобразный чешуйчатый рисунок, образуемый черноватыми каемками бурых пестрин перьев. Своеобразные светлые пестрины характерны и для птенцового наряда жаворонков.
Половая зрелость наступает обычно на следующую весну после рождения, т. е. примерно в возрасте около одного года. При этом птицы не всегда несут еще полный взрослый наряд (это. относится, например, к самцам чечевичников или клестов). Крупные вороновые (род Corvus) гнездятся лишь в возрасте около 2 лет.
В известном соответствии с быстротой развития находится и продолжительность жизни воробьиных птиц. В неволе мелкие виды выживают до 25 лет, конечно, в виде исключения. Для самого крупного вида воробьиных - ворона - известны случаи достижения 50 и даже 69-летнего возраста. Однако в естественных условиях, как это отчасти показывают данные кольцевания, средняя продолжительность жизни птиц значительно ниже. Из 77 окольцованных в гнездах ласточек-касаток только одна дожила до 5 лет, 2 - до 4 лет, 6 - до 3 лет, 17 - до 2 лет, а 51 птица погибла уже в течение первого года своей жизни. Эти данные относятся к вылетевшим из гнезда молодым птицам, но еще до оставления гнезда. Среди птенцов воробьиных, судя по некоторым данным, гибнет около 60 проц. выводка. Примеры относительного долголетия воробьиных, установленные кольцеванием, таковы: иволга добыта в возрасте 8 лет, певчий дрозд - в возрасте 88 лет, а черный дрозд - даже в десятилетнем возрасте.
Различие между самцами и самками у воробьиных выражается в величине, окраске и других признаках. Самцы, как правило, крупней размерами и часто - ярче окрашены, хотя у многих групп (большинство семейства славок, настоящие дрозды, вороновые, жаворонки и др.) оба пола окрашены одинаково. У некоторых воробьиных (райские птицы, мухоловки рода Terpsiphone и т. п.) самцы отличаются от самок и присутствием особых украшающих перьев. Иногда некоторые различия проявляются лишь в период размножения - например, окраска клюва у воробьев и зябликов, появление красного цвета у различных вьюрков.
Существенны отличия и в голосе. Голосовой аппарат самцов и самок воробьиных по своему устройству в сущности одинаков, но мускулатура гортани у самца - сильней и только самцы поэтому в период размножения издают - у многих форм - более или менее громкое и своеобразное пение. Для каждого вида свойственно определенное пение; но при этом у отдельных географических форм пение часто довольно существенно различается, а кроме того бывают и чисто-индивидуальные различия в пении отдельных особей.
Это общеизвестное свойство певчих воробьиных объяснялось до сих пор очень различно. Самым вероятным объяснением является двоякое: пение отражает общее возбуждение птицы, с одной стороны (поэтому, например, молодые птицы иногда поют осенью), а с другой - является сигналом, предупреждающим особей-конкурентов того же вида, что данный гнездовой участок является занятым. Начинают петь воробьиные весной, по прилете на гнездовье, и продолжают пение обычно до середины лета, до окончания гнездового времени. Кроме собственно пения, воробьиные издают и другие, довольно разнообразные и имеющие различное значение звуки в виде призывных или тревожных криков и т. д. Некоторые формы (скворцы, сорокопуты, сойки и др.) хорошо подражают звукам, издаваемым другими животными (другими птицами, млекопитающими и т. д.).
Индивидуальные различия в пении и способность к подражанию подтверждают мнение о том, что воробьиные являются достигшими "высокой ступени" развития птицами. Полушария их мозга хорошо развиты, и в этом отношении они уступают среди птиц только попугаям. И действительно, большинство воробьиных является животными подвижными, деятельными и хорошо приспосабливающимися к самым разнообразным условиям.
Виды воробьиных птиц очень изменчивы. Помимо специфических свойств этого отряда, такая большая изменчивость воробьиных в известной мере объясняется еще и тем, что фактор изоляции, обособления в пространстве, имеет в этой группе особое значение. Именно для воробьиных характерна чрезвычайная привязанность к гнездовому участку, чрезвычайное постоянство в выборе местообитания, так что фактически население воробьиных птиц, принадлежащее к одному виду, является в сущности строго изолированным уже на сравнительно ограниченной территории, без необходимости наличия каких-либо больших физико-географических преград - гор, обширных водных пространств или пустынь. Надо при этом иметь в виду, что воробьиные птицы очень чувствительно реагируют на климатические воздействия, изменения температуры и т. п., что также указывает на то, что климатические факторы изоляции для них имеют чрезвычайно важное значение. Правда, широко распространенные виды среди воробьиных не составляют редкости, но все они (за редкими исключениями) распадаются на ряд географических рас (подвидов). Эти особенности воробьиных сходны с некоторыми другими отрядами (дятлами, хищными, совами, куриными) и отличают их от малопластичных и константных в своих признаках групп с малоразвитой внутривидовой изменчивостью (как например, пластинчатоклювые, кулики, пастушковые).
Географические расы воробьиных (как и других отрядов) отличаются друг от друга морфологическими и биологическими особенностями. Первые варьируют в пределах вида с определенной закономерностью. Обычно географическая изменчивость того или иного вида отражается на определенной группе признаков. Редко бывают случаи, что часть географических рас отличается друг от друга одними признаками (например, различной окраской), а другая часть форм того же вида - другими признаками (например, длиной хвоста). Среди элементов географической изменчивости воробьиных можно отметить следующие: общие размеры, изменение пропорций (увеличение длины клюва, хвоста и т. п.), удлинение части оперения или оперения в целом, изменение формы клюва и когтей, изменение формулы крыла (т. е. соотношения длины отдельных маховых перьев), изменение числа рулевых перьев, изменение числа яиц или числа кладок, изменение окраски яиц, изменение голоса, различия в выборе местообитания, т. е. в занимаемых стациях. Наконец, у крайних форм вида может появляться так называемая половая аверсия, т. е. физиологическое различие, выражающееся в отсутствии взаимного полового влечения, препятствующее свободному скрещиванию. В этом случае две таких географических расы, возникшие изолированно в различных районах и встретившиеся затем в результате исторических изменений, могут гнездиться, не смешиваясь, в одном районе, т. е. ведут себя как виды (например, Partis major major и Parus major minor в Приамурье, Acrocephalus arundinaceus zarudnyi и Aerocephalus arundinaceus brunnescens в равнинном Туркестане, Alauda arvensis cinerascens и Alauda arvensis inconspicua в равнинном Туркестане и т. д.). Иногда внешние различия бывают свойственны только одному полу; часто птицы в гнездовом наряде по внешним признакам не отличимы от близких географических рас.
Очень широкое распространение имеет географическая изменчивость окраски, обычно выражающаяся в большем или меньшем развитии пигментов меланинов. При этом потемнение окраски выражается в том, что не только соответствующий цвет становится темней по тону, но и в том, что темный цвет занимает большее пространство; наоборот, посветление птицы выражается в том, что общая окраска светлеет и что окрашенные места (темный рисунок) занимают меньшее пространство. В общем виде географическая изменчивость окраски воробьиных, за редкими исключениями, укладывается в рамки так называемого правила Глогера: окраска вида меняется так, что те его географические формы, которые встречаются в холодном или сухом климате,- светлеют, а формы, встречающиеся в теплом или влажном климате,- темнеют. Частным случаем правила Глогера является так называемая покровительственная окраска, т, е. окраска, гармонирующая с ландшафтом, среди которого живет птица. Наиболее ярко выражена такая окраска среди воробьиных у жаворонков. Можно еще добавить, что цветные различия географических рас иногда сводятся к количественному преобладанию среди составляющих их особей определенного типа окраски. Так, например, в Забайкалье и Монголии все ласточки-касатки - с каштаново-рыжим брюхом - Hirundo rustica tytleri; далее на северо-восток также встречаются неотличимые от tytleri особи, но большинство особей - с более бледным охристо-рыжеватым брюхом - Hirundo rustica kamtschatika.
Среди изменений пластических признаков в пределах вида надо особо отметить различия в длине крыла и его формуле, т. е. в относительной длине маховых. Здесь действует часто так называемое правило Зибома, по которому птицы, совершающие дальние перелеты, имеют более длинное и более острое крыло, т. е. относительно более длинные передние первостепенные маховые. Правило Зибома есть частный случай более общей закономерности, установленной Бергманном: в холодном климате географические формы вида крупней, чем формы того же вида, обитающие в теплом климате. Наконец, общей закономерностью внутривидовой изменчивости воробьиных, связанной с историей образования фаун, является увеличение изменчивости в направлении с севера на юг, большая амплитуда вариаций в южных странах по сравнению с северными Ч В связи с этим области распространения северных форм одного и того же вида обычно значительно больше, чем области распространения южных его представителей.
Внешнее выражение географической изменчивости у воробьиных птиц (как и других групп) иногда бывает сходным с изменчивостью индивидуальной. Известны случаи, когда отдельные особи одной географической расы неотличимы от тона окраски, характерного для другой географической расы. Бывает и иное явление: представители какого-нибудь вида в определенном районе очень разнообразны по своим внешним признакам, часть из них походит на одну географическую форму, часть на другую, и остальные особи -переходного характера между этими двумя крайними типами. Таковы пищухи, Certhia familiaris, долгохвостые синицы, Aegithalos caudatus, на Кавказе, пеночки, Phylloscopus collybitus, и сойки, Garrulus glandarius, в Приуралье и т. д. В этом случае следует предполагать возникновение таких популяций в результате скрещивания двух соседних форм.
Разграничение географических рас воробьиных носит разнообразный характер. У некоторых форм географическая изменчивость выражается в неразрывном и постепенном нарастании в пространстве на всей занимаемой видом территории того или иного признака или признаков, т. е. все группы, населяющие смежные районы, связаны между собой постепенными переходами, и только конечные звенья в группе резко различны. У других различие резкое и ареал одной формы без постепенных переходов сменяется ареалом другой формы. Наконец, бывают такие случаи, когда определенные типы окраски в пределах вида связаны между собой определенными переходами, но размещены эти переходные типы не между соответствующими крайними вариантами, а на периферии ареала вида, так что крайние морфологические (= цветовые) варианты географически являются ближайшими. Далее, иногда на границах ареалов число особей с признаками одной из форм соответственно уменьшается и возрастает число особей с признаками другой формы. В виде общего правила амплитуда изменчивости на границах ареалов возрастает (хотя далеко не всегда в направлении приближения к соседней по географическому расположению формы) и наоборот, центральные части ареалов заняты обычно однотипными и однообразными особями.
Из чувств у воробьиных лучше всего развито, конечно, зрение, причем ряд форм (например, ласточки), помимо остроты зрения, имеют и особые адаптивные приспособления, позволяющие им видеть свою добычу и на дальнем и на близком расстоянии.
Большинство воробьиных хорошо летает, и некоторые группы являются одними из лучших летунов среди всего класса птиц. Однако и посредственные летуны (коньки и трясогузки) при перелетах двигаются со скоростью в 14-15 м в секунду и могут лететь до 40 часов подряд. Многие группы (жаворонки, трясогузки, каменки, чекканы и др.) хорошо передвигаются по земле, другие (поползни, пищухи, синицы) отлично лазают по деревьям или скалам.
Пища воробьиных очень разнообразна. Некоторые группы (вороновые) почти всеядны и в известных условиях (например, похищениями яиц и птенцов) могут наносить довольно существенный ущерб хозяйству. "Хищничают" и некоторые другие воробьиные - крупные сорокопуты и даже синицы.
Все же в основном воробьиные могут быть разбиты на две основных группы: питающихся насекомыми (для них характерен сравнительно тонкий клюв) и питающихся зернами, семенами и другой растительной пищей. Впрочем, исключительно растительноядных или исключительно насекомоядных птиц среди воробьиных немного, и большинство из них придерживается в сущности смешанного пищевого режима, с преобладанием лишь растительных или животных элементов. Количество пищи, употребляемой воробьиными, в особенности во время вывода птенцов, очень велико. Прямыми наблюдениями установлено, что во время кормления птенцов большая синица подлетает к гнезду до 390 раз за одни сутки, горихвостка 220 - 240 раз, а поползень около 370 - 380 раз. Одни эти примеры показывают, какое громадное количество насекомых поглощается воробьиными птицами. Это обстоятельство вместе с тем указывает и на ту огромную роль, которую играют воробьиные птицы в круговороте живого вещества в природе. Нет никаких сомнений, что воробьиные птицы являются одним из основных факторов, ограничивающих размножение насекомых. Тем самым роль их в защите сельского хозяйства от вредителей чрезвычайно велика и вся сумма приносимой ими пользы, наверное, превосходит таковую от всех остальных отрядов птиц. Роль воробьиных определяется и большим количеством форм в этом отряде, и обилием особей отдельных видов, и самыми свойствами этих птиц, подвижных и деятельных, требующих большого количества питательных веществ для компенсирования затрачиваемой энергии. 
Синицы, пищухи, поползни особенно зимой охотно держатся в садах и уничтожают множество куколок и гусениц насекомых, вредящих плодовым деревьям. В летнее время здесь же кормятся славки, горихвостки и пеночки. Обыкновенный скворец издавна известен как лучший истребитель гусениц и слизней на огородах и пашнях. Как исключительно полезную птицу его акклиматизировали в Северной Америке, и он успешно там размножается. Розовый скворец, кочуя по степям огромными стаями, уничтожает вредных саранчовых, начиная с момента выхода саранчуков из яичек. Грачи даже выкапывают из земли кубышки яиц саранчовых, а во вторую половину лета кормятся зачастую почти исключительно взрослыми прямокрылыми. По наблюдениям в Западной Сибири один грач съедает за день до нескольких сот штук проволочных червей, гусениц, повреждающих корм и живущих в земле, где борьба с ними искусственными мерами почти невозможна. Некоторые воробьиные используются в качестве лабораторных животных. Так, например, работа по малярии производится на заражаемых ею чечетках. Яйца некоторых воробьиных отличаются хорошими вкусовыми качествами и они издавна используются, как объект охоты (например, дрозды - рябинники и дерябы, свиристели, снежные подорожники). Не следует также забывать и об эстетическом значении воробьиных птиц. Богатый лесной птичий хор оживляет парки, леса, берега рек и другие места отдыха, благотворно действует на нервы утомленных людей и содействует оздоровлению.
Большинство воробьиных птиц очень полезны для сельского и лесного хозяйства. Так, семья розовых скворцов за лето может уничтожить свыше 100 кг саранчи. А самая маленькая птичка наших лесов - королек истребляет за год до 4 млн. лесных насекомых и их яиц. На полях массу вредных насекомых поедают жаворонки, коньки, скворцы и др. С огородных растений вредных насекомых склевывают трясогузки, горихвостки, чеканы и пр. Для лесов и садов особенно полезны различные синицы, корольки, пищухи, славки, пеночки, дрозды, мухоловки, иволги.
Вред, приносимый некоторыми воробьиными птицами, обычно имеет временное, узко местное значение и не превышает приносимой ими пользы. Местами воробьи заметно вредят пшенице (Узбекистан), грачи - молодым всходам кукурузы и посевам подсолнуха, скворцы - виноградникам, дубоносы и иволги - вишне и т. д. Сорокин вороны заметно вредят иногда в птицеводстве уничтожением яиц и птенцов. Воробьи, перелетающие иногда из птичника в птичник, являются в некоторых случаях переносчиками опасных заболеваний кур и т. п.
Чтобы закончить приведенную выше краткую биологическую характеристику воробьиных птиц, останется добавить, что часть из них является перелетными, часть - кочующими, а часть- оседлыми птицами.
К первым относятся главным образом насекомоядные виды, которые лишены возможности находить себе пищу в холодное время в умеренной и северной зоне.
По истории воробьиных птиц фактов и ископаемого материала известно немного. Общее число известных ископаемых вымерших форм этого отряда 28, в том числе 19 в Европе, 1- на Маскаренских островах, 7 - в Северной Америке, 1 - в Новой Зеландии. Древнейшие остатки воробьиных птиц найдены в верхнем эоцене. Связь этих форм с современными - неясна. Происходящий из верхнеэоценовых отложений в Монмартре (Франция) вид Palaegithalus cuvieri соединяет в себе некоторые черты синиц и славок. Найденный во Франции род Laurillardia  в большой сводке Ламбрзхта относится к семейству Laniidae, но связь с этой группой более чем сомнительна, так как наиболее основательно исследовавший эти остатки Фло, видит в Laurillardia переходную группу между скворцами и дроздами. Наконец, в отношении третьего известного рода эоценовых воробьиных Protornis (два вида - P. glaronensis и P. blumeri, оба из Швейцарии) нельзя высказать даже и сколько-нибудь обоснованных гипотез о месте его в отряде воробьиных. Из верхнего олигоцена Европы известны остатки 3 видов, относимых палеонтологами к родам Motacilla и Lanius, в нижнем миоцене появляется Fringilla. В среднем миоцене - первая вороновая птица (Miocorax larteti). В Америке в верхнем миоцене впервые появляются остатки воробьиных-представители вьюрковых (Palaeostruthus hatcheri) и ископаемого семейства Palaeospizidae. В нижнем плиоцене в Европе известны остатки четырех видов - двух жаворонков (Alauda gypsorum и Alauda major), одного поползня (Sitta senogalliensis) и одного конька (Anthus bosniackii). В верхнем плиоцене и плейстоцене Европы к этому присоединяются 4 вида вороновых, а в плейстоцене Америки - 2 вида вороновых и один вид трупиалов. Из плейстоценовых отложений Новой Зеландии известен ископаемый ворон (Palaeocorax moriorum), а на Маскаренских островах похожий до известной степени на вымершего в историческое время Fregllapus - Necropsar rodericanus. Только в плейстоцене можно найти сравнительно большое количество современных родов и видов воробьиных. Таким образом, палеонтологический материал очень немного дает для истории этого отряда. Можно только сказать, что воробьиные обособились в основном сравнительно недавно и по своим связям ближе всего стоят к дятлам, ракшам, зимородкам, удодам и другим группам, объединяемым многими авторами после Фюрбрингера в отряд ракшеобразных или дятловых птиц[1][2][3].

 
Как разводить золотых рыбок?
Раскрываем секреты...
Маленькие породы собак
издревле являются любимыми спутниками многих людей. Достоинства компактных размеров...
Проблемы с плаванием у рыб
Ваша рыбка плавает только по поверхности, брюшком кверху или с трудом поднимается со дна?
Аквариум: двенадцать "НЕТ"
Вещи, которые НЕ должен делать начинающий аквариумист
Как разводить и выращивать моллинезий?
При соблюдении этих условий моллинезии успешно производят потомство...
SELECTORNEWS


Рейтинг@Mail.ru


© 1998-2014, Зооклуб - домашние и дикие животные       Дизайн сайта - Vitalik.info
...