Заяц, по прозвищу Трусохвостик, был, как вы, очевидно, догадались, не из храброго десятка. Наоборот, это был самый трусливый и суеверный зайчишка из всех известных нам зайцев. Он верил во всякие глупые приметы, и все-то ему казалось, что с ним что-то должно случиться и он непременно попадет в какую-нибудь прескверную историю.

Так оно и случилось.

Самолет, на котором Трусохвостик должен был лететь по срочным делам, вылетал в понедельник, тринадцатого числа. Ни один из суеверных зайцев не рискнул бы подняться в воздух в понедельник, да еще тринадцатого числа! Ведь не зря понедельник считается тяжелым днем, а тринадцатое число — числом роковым. Но делать было нечего: билет на самолет взят, и отложить полет по многим причинам невозможно.

Трусохвостик машинально взглянул на номер билета: № 2353.

Он сложил в уме цифры: два плюс три, плюс пять, плюс еще три... Получилось тринадцать! Ощущая легкую дрожь в коленках и хвостике, он сложил цифры в обратном порядке: три плюс пять, три плюс два... Получилось то же самое! Кругом тринадцать!

А когда на аэродроме по радио объявили посадку на самолет № 13—13, отлетающий тринадцатым рейсом, бедный Трусохвостик совсем упал духом. Заняв в самолете свое место, Трусохвостик огляделся. Далеко не все кресла были заняты пассажирами. Первые места занимали Козел и Коза. На вид им обоим можно было дать больше ста. У Козла был очень ученый вид, и, судя по его белой бородке, можно было предположить, что он по крайней мере капустный профессор.
Справа, возле окна, сидела Кенгуру. Из сумки на ее животе выглядывал маленький Кенгуренок, очень похожий на мать.

Позади Кенгуру расположилась толстая Хавронья. Хрюшка едва помещалась в своем кресле. Не успев сесть, она раскрыла голубой мешок на «молнии» и начала с аппетитом чавкать, поглощая взятые в дорогу продукты.

Наискосок от Хрюшки сидел Мопс. Он принадлежал к породе собак, отличающихся самонадеянным видом. Трудно было определить его возраст. Глаза у него слезились, но он был еще достаточно молод для того, чтобы принимать участие в собачьих выставках. Трусохвостик, сидевший недалеко от него, обратил внимание на несколько серебряных медалей, звеневших на ошейнике тупоносого пассажира. Откинувшись на спинку кресла. Мопс читал «Ветеринарную газету».

Козел и Коза летели вместе с Трусохвостиком, рисунок иллюстрация
Дальше сидели Кот и Кошка. Усатый Кот с первого взгляда не понравился Трусохвостику. Во-первых, он был черным, а черные коты, как известно, приносят несчастье. Во-вторых, он не умел себя вести. Он бесцеремонно громко мурлыкал и мяукал, обращаясь к своей спутнице, которая в отличие от него была рыженькой и производила впечатление вполне воспитанной Кошечки. Однако мурлыканье и мяуканье соседа, по-видимому, доставляли ей удовольствие. Она томно щурилась в его сторону и нежно мурлыкала что-то в ответ. Что именно, Трусохвостик так и не успел расслышать из-за шума двух заведенных моторов.

Пассажирский самолет № 13—13 медленно выруливал на стартовую дорожку, с которой он должен был подняться в свой тринадцатый рейс. Наконец он вырулил, круто развернулся на месте и, как бы собираясь с духом, на мгновение замер. Затем один за другим взревели оба мотора, машина рванулась вперед и помчалась по летному полю. Еще одно мгновение — и она уже повисла в воздухе, оставив далеко внизу под своими крыльями быстро уменьшающиеся постройки аэродрома.

Трусохвостик сидел ни жив ни мертв. Он вообще первый раз в своей жизни летел в самолете. Только крайняя необходимость, только неотложные дела заставили его воспользоваться этим видом транспорта.

«Ну вот я и лечу! — думал Трусохвостик, обеими лапками крепко держась за пряжку ремня, которым он предусмотрительно пристегнулся при взлете. — Теперь мне осталось только благополучно приземлиться! Если бы не противный понедельник и не тринадцатое число, я бы мог признаться, что все это в конце концов не так уж страшно. В самом деле, летают же другие...»

Немного успокоив себя, Трусохвостик попробовал осторожно выглянуть в окно. Это ему легко удалось. Откровенно говоря, землю он не узнал. Если раньше, прыгая и скача по ней, он, можно сказать, не видел дальше собственного носа, то из окна самолета он увидел землю почти всю сразу, со всеми ее лесами и полями, озерами и дорогами. Это было удивительное зрелище!

«Какая несправедливость! — подумал Трусохвостик. — То, чем какой-нибудь ничтожный Воробей или глупая Галка могут запросто любоваться каждый день, стоит им лишь взмахнуть крыльями, мы, зайцы, можем увидеть, только купив билет на самолет!»

Не успел он так подумать, как самолет вдруг сильно качнуло. Потом его так же неожиданно подбросило вверх.

— Кажется, начинается! — прошептал Трусохвостик, почувствовав легкое головокружение. — Надо постараться заснуть. И чем скорее, тем лучше.

Трусохвостик откинулся поудобнее на спинку кресла и закрыл глаза.

Полулежа с закрытыми глазами, Трусохвостик стал думать о разных разностях. Мысли путались, громоздились одна на другую и переплетались в маленькой заячьей голове. Мерный шум двух моторов нагонял сладкую дремоту, и в один момент Трусохвостику показалось, что он уже спит. Каково же было его удивление, когда глаза легко открылись и Трусохвостик понял, что он вовсе не спит. Зато почти все пассажиры спали, сладко посапывая и похрапывая на своих местах. Спали Козел и Коза. Дремала Кенгуру с Кенгуренком. Доверчиво положив головку на плечо своего соседа, тихо посапывала рыженькая Кошечка. Громко храпела Хавронья. Во сне ее мучили какие-то кошмары, и она поминутно вздрагивала всем своим грузным телом. Только Мопс продолжал читать газету.

Трусохвостик выглянул в окно. Теперь самолет летел на большой высоте. Он спокойно плыл между безоблачным голубым небом и толстым слоем белых облаков, похожих на огромную заснеженную равнину.

«Вот бы хорошо попрыгать по этим мягким белым кочкам! — подумал было Трусохвостик, но тут же одумался. — Нет, лучше уж как- нибудь поскорее пролететь над ними. Кстати, интересно знать, где мы сейчас летим?»



- Обратитесь к экипажу! — проворчал Мопс, к которому Трусохвостик рискнул обратиться с вопросом.

- А где экипаж? — вежливо поинтересовался Трусохвостик.

- Прямо, за дверью! — не очень любезно ответил Мопс.

Трусохвостик поднялся и направился в указанном направлении. Подойдя к двери, он осторожно нажал ручку и вошел в кабину экипажа.

Первое, что он увидел, настолько испугало его, что он чуть было не лишился чувств. Пилот Медведь вместо того, чтобы управлять самолетом, спал мертвецким сном. Во сне он сосал лапу, и даже шум моторов не мог заглушить его богатырского храпа. Прикорнув возле радиоприемника, так же крепко спал и его верный помощник радист Суслик. В радионаушниках что-то потрескивало и пищало, но это его нисколько не беспокоило.

- Как же так можно! — в ужасе пролепетал Трусохвостик, и его сердце забилось так быстро, что казалось, оно вот-вот выпорхнет. — Надо их немедленно разбудить.

Экипаж самолета спал, рисунок иллюстрация
Но все усилия Трусохвостика были напрасны. Сколько он ни барабанил по плечу Медведя, сколько ни расталкивал Суслика, они не думали просыпаться. А самолет летел себе высоко над землей. Стрелки приборов что-то показывали. Моторы гудели. И ни один из пассажиров самолета не догадывался о том, что происходило в кабине экипажа. Дурные приметы начинали сбываться!

Выбившись из сил, Трусохвостик вернулся к пассажирам. Те уже проснулись и занимались теперь каждый своим делом: одни завтракали, другие играли в карты и шашки.

«Нам всем грозит катастрофа! Надо что-то немедленно предпринять! Нельзя сидеть сложа руки!» — С этими тревожными мыслями Трусохвостик прошел в конец самолета и машинально заглянул в багажное отделение.

Что это? Среди нескольких чемоданов и сумок, принадлежащих пассажирам, Трусохвостик увидел два парашюта.

Пассажиры очень удивились, когда Трусохвостик, прислонившись спиной к двери, ведущей в кабину экипажа, поднял лапку и попросил внимания.

- Что он хочет нам сказать? — промяукала Кошечка, наклонившись к своему соседу.

- А чего можно ждать от зайца? — презрительно фыркнул черный Кот.

Но очень скоро ему пришлось раскаяться в своих словах.

Коротко обрисовав создавшееся положение, Трусохвостик закончил свою речь словами:
- Прошу без паники! Все остаются на своих местах! Двое из нас могут попытаться спасти свою жизнь, выпрыгнув из самолета...

- А это не рискованно? — не без иронии перебил его с месте старый Козел.

- На борту самолета есть два парашюта, — серьезно сказал Трусохвостик.

- Лично мы прыгать не собираемся! — в один голос заявили Козел и Коза. — Пусть прыгают те, кто помоложе!