Живут себе в лесу дружки — зайчик да белочка. Зайчик ночью спит под деревом во мху, а белочка — на дереве вверху. И тогда всё кругом стихает, лишь ветер кустики колыхает.

А как утром проснутся други, шум-гам по всей округе! Уж такие они шалуны-прыгуны-хохотуны. С утра до ночи поют, пляшут, скачут, визжат, воют. Маленькие, а всех беспокоят. Как начнут друг за другом гоняться, через голову кувыркаться, по пням барабанить и во всю глотку горланить!.. Листья на ветках колыхаются, птахи в страхе разлетаются, и мелюзга лесная шуршит-шебаршит — укрыться спешит. А лягушки прыг-прыг в болото... Кому в таком гвалте быть охота?! А зайчик и белочка — хоть бы хны! Знай себе тешутся шалуны...

Вот как-то и говорит им старая мудрая черепаха:
- Не хватит ли вам шуметь-озорничать? Или вы не боитесь злых зверей и птиц: волков, лисиц, хищных коршунов?

- Не боимся! Не боимся! — закричали зайчик и белочка. — Нету в нашем лесу ни волков, ни лисиц, ни страшных коршунов! Нам некого бояться!

- А вы бы лучше не хвалились, — сказала черепаха, — в соседнем лесу живёт очень страшная птица. Это старая-престарая ворона, большая-пребольшая, с сильным острым клювом. И кричит она страшно: «Кар! Кар!» Так что ведите себя тихо, а то прилетит, и будет вам лихо!

Зайчик и белочка притихли, переглянулись.
- Мы такой птицы никогда не видели! — говорят они.

- Вы много чего не видели, — сказала черепаха, — потому что ещё малы, не доросли. Так смотрите же, берегитесь старой вороны. Как услышите страшный крик: «Кар!» — уносите ноги и прячьтесь поскорее!

Сказала это черепаха и ушла по своим делам.

Но наши друзья притихли только на одну минуточку, а потом опять начали прыгать-верещать. И было им очень весело!

Зайчик и белочка играют, рисунок иллюстрация
А тем временем старая ворона из соседнего леса всё разузнала об этих прыгунах. Вот она свой твёрдый клюв наточила, чёрные широкие крылья развернула, мигом сюда прилетела и на дубу среди поляны села.

Смотрит: по зелёной траве-мураве носятся двое шустрых малышей — зайчик и белочка. Один улепётывает, другой его догоняет, друг через дружку прыгают, в высокой траве катаются. Да ещё верещат и горланят так, будто их тут не двое, а целый табун. Хоть уши затыкай, чтоб не оглохнуть!

Посмотрела, посмотрела ворона да и думает: «Подманю их поближе, чтоб мне, старой, за ними не гоняться... Не уйдут из моих когтей!» — и говорит им ласковым голосом:
- Здорово, малыши! Поклон вам от соседнего леса!

Услышали это зайчик и белочка, играть перестали, уши навострили:
- От соседнего леса? От того самого, где живёт страшная птица ворона? Вы знаете её?



- Знаю, знаю, — говорит ворона, сама про себя усмехаючись,— она-то, может, и страшна. А меня вы не бойтесь, подойдите поближе!

- Мы и не боимся вас,— сказали зайчик да белочка и при-близились на один шажок, — мы боимся только вороны. Но мы её никогда не видели и не знаем, какая она. От кого нам бежать?

- Играйте себе спокойно, — ещё ласковее говорит ворона,— как только та страшная птаха прилетит, я подам вам знак, тогда и бегите!

Зайчик и белочка подошли ещё ближе.
- А какой знак? — спрашивают.

- Вот так вот громко выкрикну!.. — И ворона разинула клюв и что было мочи гаркнула:
- Кар!

Смотрит, а на лужайке уже нет никого, ни зайчика, ни белочки!.. Куда ж они подевались?

А они как услышали вороний крик, про который им черепаха рассказывала, да как драпанули в кусты, забились в самую гущу, сидят, дрожат, перешёптываются:
- Так это ж та самая ворона и есть!
А ворона посмотрела, подивовалась да и улетела прочь.

Забила Наталья. Веселые друзья. М.: Детская литература, 1978. — 52 с.
Перевод с украинского Е. Благининой. Рисунки Л. Гармызы.