На берегу большой реки стоял домик. В домике жила старуха. С ней жила девочка - внучка, собачка лохматая да зеленая лягушка.

Девочке у старухи хорошо было. Старуха её любила, жалела, в хорошее оденет, хорошим кормила.

Собачке мохнатой похуже было. Старуха её не так жалела, остатками кое-как подкармливала.

А лягушке было совсем плохо. Не любила её старуха, совсем не жалела. Работать на всех заставляла, днем и ночью воду таскать посылала, а кормить — не кормила. Когда-когда крошек ей со стола бросит.

Вот однажды старуха лягушку целый день ругала, а поесть и крошки не дала. Весь день лягушка голодная работала. Вечером послала её старуха за водой на реку к проруби. А у лягушки и сил уж нет. Позвала она с собой собачку.

Пришли они на реку, сели у проруби и давай плакать. Смотрят на луну и плачут. Плачет лягушка, приговаривает:
— Пожалей нас хоть ты, месяц! Ква-ква-ква!...
Спустись, месяц, к нам с неба! Ква-ква-ква!..
Возьми нас с собачкой к себе! Ква-ква-ква!..

Старуха видит на луне играющих лягушку и собаку, рисунок иллюстрация

Вот плакали они, плакали, месяц их и услышал. Услышал, пожалел и спустился вниз с неба. Спустился он к реке, забрал лягушку с собачкой, посадил на себя и мигом наверх взлетел, на место стал.

А старуха воды ждала, ждала, — не дождалась, пошла на берег. Смотрит - нет на реке ни лягушки, ни собачки. Искала, искала их старуха, не могла найти. Смотрит на луну, — а на луне её лягушка с собачкой играют.

Стала тут старуха плакать:
— Я ли вас не кормила, я ли вас не жалела, я ли вас не любила. Ты, лягушка, дороже всех мне была!..

Сколько она ни плакала, все же осталась без работников.

А лягушка с собакой с тех нор на луне и живут. Всегда их там видно.

По записи Т. И. Петровой обработал К. Шаров