Случилось так, что сколько заяц ни бегал по джунглям, а ничего вкусного для себя найти не мог. Поэтому он побежал к полю, на котором росли бататы, и собрался стащить несколько сладких клубней. Голодному зайцу было невдомек, что хозяин сидит в хижине неподалеку и сторожит поле. Хозяин схватил вора. А заяц зажмурил глаза и притворился мертвым. Хозяин повернул его на один бок, потом на другой — заяц лежал как убитый.

«Значит, умер бедняга»,— подумал крестьянин и понес зайца зарыть где-нибудь подальше. По дороге ему попался постоялый двор. Хозяин бросил зайца под деревом, а сам зашел выпить чего-нибудь. Заяц полежал немного, а потом вскочил и припустился в чащобу.

Опять несколько дней он бродил по джунглям, но ничего съедобного не нашел. Зайца допек голод, и он решил рискнуть еще раз. Воришка тихонько подкрался к бататовому полю. Но... ой-ой-ой! Его опять схватила та же крепкая рука. Теперь хозяин знал, что заяц любит притворяться, и не обращал внимания на уловки плута, а накрепко связал и отнес его в дом.

- Положи-ка этого хитреца в вершу,— сказал он жене,— завтра мы изжарим его, перед тем как вознести молитву.

Так заяц попал в вершу, а чтобы он не убежал, сверху вершу придавили большим камнем. Заяц ворочался, извивался, как мог, но выбраться из верши ему никак не удавалось. Тут-то он и увидел, что недалеко от верши в большой стеклянной банке плавает огромная рыбина, бьет хвостом и крутит плавниками.

Заяц обманывает рыбку в банке, рисунок иллюстрация к сказке
- Эй, рыбка! — тихонько позвал заяц.— Знаешь ли ты, что завтра настанет твой конец? Утром, перед тем как вознести молитву у алтаря предков, хозяин изжарит тебя! Лучше бы ты изо всей силы ударила по воде, разбила эту банку и катилась бы прямо к пруду. Вот он, совсем рядом!

Рыба подняла в банке невообразимый плеск, она качалась в воде, как на качелях. Банка от рыбьей забавы треснула и разбилась. Вода залила весь земляной пол. А рыба, припрыгивая, двинулась к пруду. Заяц выждал, пока рыба добралась до самого пруда, и вдруг поднял крик:
- Хозяин! Хозяин! Твоя рыба сбежала! Твоя рыба сбежала!

Заметался хозяин, не зная, что ему делать, метались его жена и сынишка, а рыба тем временем преспокойно шлепнулась в пруд. Тогда сын хозяина схватил вершу, выбросил из нее зайца й побежал вылавливать рыбу. Большей удачи для зайца и быть не могло: он со всех ног бросился в джунгли.

Заяц бежал, бежал и вдруг увидел перед собой широкую реку. По воде не побежишь, а переправиться было не на чем. Заяц пригорюнился, но оглянулся и заметил в реке крокодила, который отдыхал, положив голову на песок.

- Братец крокодил! Перевези меня через реку, я выдам сестру за тебя. А моя сестра — известная красавица.

Крокодилу слова зайца пришлись по вкусу. Он закивал головой. Заяц прыгнул крокодилу на спину и благополучно переправился на другой берег. Одним прыжком он очутился на твердой земле, но перед тем, как скрыться в джунглях, посмеялся над крокодилом:
- Ну, спасибо тебе, приятель! Только сестру свою я выдам замуж за другого, я ведь не дурак, чтобы за тебя ее выдавать. Понял?

Обманутый крокодил рассвирепел и решил во что бы то пи стало отомстить зайцу.

Однажды заяц пошел погулять, но вдруг почувствовал, что его мучит жажда: будто внутри кто-то скребется. Он подошел к реке и стал пить. А крокодил еще издали узнал зайца и, прикрыв голову зеленой травой, осторожно подплыл к нему. Заяц утолил жажду и приметил рядом крошечный островок, на котором росла сочная трава. Без труда он допрыгнул до него — не хотел пропускать случая полакомиться. И сразу же очутился в зубах у крокодила. Крокодил рычал от злости. Но заяц не растерялся, он вдруг начал вовсю хохотать:

- Ну и глуп же ты, братец крокодил! Чем меня захотел напугать — рычаньем... Да рычанья-то даже дети и те не боятся. Ты попробуй сказать: «Ха-ха». Вот так, погромче: «Ха-ха!» Это действительно страшно.

Крокодил послушался зайца, раскрыл пасть и попытался изобразить «ха-ха». Заяц мигом выпрыгнул на берег. Он еще долго стоял у реки и весело смеялся, а потом не спеша затрусил восвояси.

Литература: «Сказки народов Вьетнама». Пер, с вьетн. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1970. 391 с. с илл.