В тот год, когда у волков был страшный голод, Лесной Отец разрешил самому тощему волку съесть барана.

Побежал волк в поле, нашел барана и отозвал его в сторонку.

- Стой смирно! Я тебя съем.

- Нельзя! — сказал баран.

- Можно, братец, можно, только стой смирно! — сказал волк.

- Как это можно? — заспорил баран.

- А вот так, — успокоил его волк, — мне Лесной Отец разрешил.

- Подумаешь — Лесной Отец! Я-то ведь не из леса, а из деревни.

- А ему все равно. Раз он разрешил, значит я тебя съем.

Видит баран, что спасенья нету, и просит жалобно:
- Волк, миленький, потерпи до осени. Я еще жира не нагулял — весь в ребрах, как лесенка. Никакой тебе не будет радости. Другое дело осенью; обещаю тебе откормиться получше, стать жирным и толстым.

Волк согласился, не тронул барана, разрешил ему до осени попастись. А сам побежал к Лесному Отцу жаловаться:
- Есть хочется, изголодался.

- Разве мало тебе барана? — спросил Лесной Отец.

- Не тронул я его — очень уж он худой.

- Тогда ступай и съешь свинью.

Волк хочет съесть свинью, рисунок картинка иллюстрация
Волк даже подскочил от радости и сразу побежал в поле. Нашел свинью, отозвал ее в сторону и говорит:
- Стой, хрюшка, смирно! Я тебя съем.

- Не имеешь права, — говорит свинья.

- Имею, — говорит волк. — Стой смирно!

- Как так имеешь?

- Да вот имею!

- Откуда?

- Лесной Отец разрешил.

- Ну, это не в счет: я ведь не в лесу живу, а в деревне.

- Это ничего не значит. Раз велено тебя съесть — значит, и съем.

Увидела свинья, что дела плохи, и взмолилась:
- Волк, миленький, потерпи до осени. Я еще жира не нагуляла — вся в ребрах, как лесенка. Никакой тебе не будет радости. Другое дело осенью — откормлюсь и сама к тебе приду, да не одна, а с поросятками, маленькими, круглыми.

Волк подумал и согласился — не тронул свинью, оставил ее до осени в покое. А сам побежал к Лесному Отцу жаловаться:
- Есть хочется, изголодался.

- Разве мало тебе свиньи? — спросил Лесной Отец.

- Не тронул я ее — уж больно худая.

- Тогда ступай и съешь лошадь.

Обрадовался волк, побежал в поле, нашел лошадь, какая побольше, отозвал ее в сторонку, сказал:
- Стой смирно, лошадка! Сейчас я тебя съем.

- Не имеешь права, — говорит лошадь.

- Имею, — говорит волк. — Стой смирно!

- Как так имеешь? Откуда?

- Лесной Отец разрешил.

- Ну, это не в счет: Лесной Отец мне не хозяин.

- Это ничего не значит. Раз велено — значит, съем.

Увидела лошадь, что дела плохи, и решила схитрить:
- А что тебе за радость меня есть? Я ведь всю зиму солому с крыши ела — сена у хозяина не было. Пока ты меня съешь, весь об солому исколешься. Дай мне до осени овсом да клевером подкормиться — тогда другое дело будет.

Подумал волк и согласился, не тронул лошадь, разрешил ей до осени попастись. А сам опять все той же дорогой к Лесному Отцу побежал. Прибежал, вывалил язык и вздохнул, — стыдно было в третий раз просить.

Лесному Отцу надоело его вздохи слушать, вот он и спросил:
- Чего прибежал, серый?

- Есть хочется, изголодался.

- Разве мало тебе лошади?

- Не тронул я ее — уж больно худая. Пусть откормится.

Рассердился Лесной Отец, нахмурился, погнал волка прочь.

- Ешь тогда грибы да ягоды, — говорит, — пока твоя скотина не откормится.

Завыл волк от такой обиды, но ничего не помогло — пришлось ему все лето грибы да ягоды искать, хоть и не любил он их.

Волк хочет съесть лошадь, рисунок картинка иллюстрация
Но как только настала осень, волк — сразу к свинье. Свинья в это время в картошке рылась со всем своим . выводком. Волк вежливо с ней здоровается и говорит:
- Рад видеть, какая ты стала толстая... А то я все лето на одних грибах да ягодах перебивался.

- И я тебе рада! — говорит свинья. — До того, миленький, растолстела, что едва хожу. И поросятки у меня все кругленькие, словно колбаски. Ждем тебя не дождемся. Только разреши нам спеть напоследок песенку.

Созвала свинья своих поросяток, и вот повалились они все на грядки и как завизжат! Все хозяйки на этот визг сбежались. Увидели волка и давай его тузить: кто ведром, кто коромыслом, кто ушатом. И по хвосту и по носу.

Бедный волк едва ноги унес. И очень на людей обиделся. «Не дадут, — говорит, — встретиться хорошим друзьям!»

На другой день побежал волк искать барана. Видит — рогатый на косогоре пасется. Поздоровался с ним вежливо, сказал:
- Рад видеть, какой ты стал упитанный! А то я все лето на грибах да ягодах перебивался. Хотел вчера свинью съесть, да люди помешали. Не дали добрым друзьям договориться по-хорошему — и меня побили и ее, бедняжку.

- А уж я тебе как рад! — говорит баран, — Поверишь ли, до того разжирел, что едва хожу.

- Вот и прекрасно, — говорит волк. — Тогда я тебя съем.

- Сделай одолжение, миленький! Ты стой тут, внизу, а я на косогор заберусь, чтобы разбежаться получше. Разинь свою пасть пошире — я и вскочу тебе прямо в брюхо. И никаких хлопот нам обоим не будет.

Понравились волку такие разумные слова: замер он под косогором, разинул свою пасть пошире. А баран забрался на самый верх, пригнул голову и как помчится вниз, как боднет волка рогами со всего разгону! После такого тумака волк едва-едва уползти сумел. Семь дней в лесу отлеживался, да так и не отлежался — хромым стал на одну ногу. А через семь дней пошел, ковыляя, искать лошадь. Наконец нашел ее и поздоровался не без опаски.

- Рад, — говорит, — видеть, какая ты стала гладкая. А то я все лето на грибах да ягодах перебивался. Пошел было к свинье, да люди нам всю дружбу испортили. Тогда я к барану. А он, нехороший, обманул меня. Теперь вся надежда на тебя, сивая. Постой, голубушка, смирно.

- А уж я по тебе как соскучилась, — говорит лошадь. — Мне уже все приелось — и клевер и овес. — Поверишь ли, на пшеницу — и то глядеть не хочется, до того сыта.

- Что ж, тогда я тебя съем, — говорит волк.

- Сделай одолжение, миленький. Только вот застоялась я, тебя ожидаючи; надо бы немного разогреться, поскакать.

- Ну нет! — говорит волк. — Уж я вас знаю. Начнешь скакать и убежишь.

- И то правда, — говорит лошадь, — я норовистая — могу и убежать. Ты уж последи, чтоб я не убежала.

- Как же я послежу? — говорит волк. — У тебя ноги вон какие длинные!

- А ты за хвост мой зубами уцепись, да покрепче, — говорит лошадь. — Тогда я и не смогу убежать.

Послушался волк лошади, уцепился зубами за ее хвост. Изо всех сил уцепился. А лошадь давай скакать, давай таскать волка по всем буграм да кочкам. Всего, бедного, измолотила, а напоследок еще лягнула изо всех сил копытом. Волк так и перелетел через все поле.

Опомнился кое-как, вскочил и понесся без оглядки в лес. Забрался там в самую чащу, прижался, весь дрожа, к дереву, и завыл от обиды горько-горько.

Литература: Якубинская Э., Туркина Э. (сост.) Эстонские народные сказки. Ленинград: Художественная литература, 1965. — 292 c.