Был у бабушки Матрёны козлик Тиша.

«Я самый смелый козлик на всём белом свете», — говорил он.

Вначале все улыбались, думали, что Тиша шутит. А Тиша думал, что раз все улыбаются, то, значит, он и правда самый смелый. Даже всеми уважаемый бык Ефим и тот улыбался, когда слушал Тишу. «Он бы мог меня боднуть, а не бодает, значит, боится, думал Тиша. — А я его не боюсь».

И так возгордился Тиша, что перестал здороваться со своим другом козликом Сеней.

Он даже бабушку Матрену перестал уважать.

Вечером, когда стадо возвращалось с пастбища, козлик Тиша вставал на обочине дороги и, расставив тоненькие ноги и выпятив упрямый лоб с маленькими рожками» кричал:
— Никого не боюсь!

Умные коровы проходили мимо козлика и не обращали на него внимания.

Козлик Тиша считает себя самым храбрым, рисунок иллюстрация
Друг Тиши козлёнок Сеня очень огорчался, что Тиша не хочет с ним знаться, ведь только он один из всех козликов любил Тишу.

А Тиша так заважничал, что даже не захотел пастись с Сеней на одном поле.

«Уйду в лес», — решил он.

Ушёл Тиша в лес. Ходит себе один, пощипывает травку. Ходил-ходил — и заблудился.

Побежит Тиша в одну сторону — лес, побежит в другую — лес, куда не посмотрит — всюду лес.

Испугался Тиша — как же он дорогу найдёт?

Вечер наступил. Темнеть в лесу стало. Прижался Тиша к дереву, стоит не шелохнётся, вот-вот заплачет, всего боится. Веточка треснет — он вздрагивает.

А тут ещё вспомнил песню, которую часто пела бабушка Матрёна:
Остались от козлика
Ножки да рожки,
Вот как, вот как,
Ножки да рожки.

Какая печальная песня! И Тиша заплакал. Так ему захотелось к бабушке и к своему другу Сене.

В лесу всё темнее становилось, а Тише всё страшнее. Кажется, что под каждым кустом по зверю сидит.

- Боюсь! — заревел Тиша.

И вдруг услышал он, как кто-то кричит:
- Ти-и-ша!

Бабушка Матрёна кричит!

И побежал Тиша на её голос. Бежит — ни дороги нет, ни тропинки, только голос слышно:
- Ти-и-ша!

Всё ближе голос, все ближе. Наконец выбежал Тиша на поляну — тут и бабушка Матрёна, и друг его Сеня. Так обрадовался Тиша, что чуть сердце от радости не выпрыгнуло. И бабушка Матрёна была рада, и друг Сеня рад.

С тех пор Тиша перестал важничать и считать себя самым смелым козликом. Даже когда он стал взрослым в отрастил длинную бороду, такую длинную, что она волочилась по земле, и то не важничал.

- Какой умный козел у бабушки Матрёны, — говорили все.

А Тиша только усмехался: если он не самый смелый, то, наверно, и не самый умный. Может быть, даже борода у него не самая длинная.