Послали однажды Ахмета за солью. Взял Ахмет двух ослов-молодцов: серенького Йа и чёрненькою Йо, вывел из стойла, и отправились они в путь-дорогу.

Вот они идут. Первым — Ахмет. На голове у него пёстрая тюбетейка, на ногах мягкие сапожки. А за ним налегке трусцой ослы: впереди серенький Йа, позади чёрненький Йо крохотными копытцами перебирают.

Пока мы их разглядывали, они уже пришли в лавку. Вот она на горке стоит, зелёный домик под красной крышей. Над распахнутыми дверями вывеска: «Торговля с утра до вечера».

Купил Ахмет соль, навьючил на ослов. Не понравилось им это: и чёрненькому Йо и особенно серенькому Йа.

Пошли они домой: впереди чёрненький Йо шагает, головой покачивает: мол, иди, не унывай, скорее придёшь, скорее от вьюка освободишься. За Йо трусцой серенький Йа. Этот все по сторонам поглядывает, как бы от вьюка избавиться, сбросить его. Но Ахмет идёт позади. Что делать Йа?

Йа и Йо собираются в путь за солью, рисунок иллюстрация
Шли они, шли и добрались до того места, где путь им преградила речушка. От берега до берега мосток переброшен, да еще с перильцами. Чёрненький Йо уже о мосток копытцем стукнул, как вдруг — Ахмет даже и оглянуться не успел — серенький Йа скакнул в сторону и в два прыжка залетел в воду.

Стоит Йа в прохладной воде, радуется.
- Йе-е-е! Иа-йа-йа!—кричит. «Вот, мол, как здорово я придумал!»

А Йо стоит на мосту, под солнцепёком, от нетерпения с ноги на ногу переступает.

- Довольно упрямиться, безобразничать! — говорят его передние копытца. — Вылезай-ка, серый, из воды! Чем скорее соль привезём, тем скорее дело сделаем!

- Эх, — сказали задние копытца, лягнуть бы тебя как следует! Сразу бы дурь вышла, и побежал бы домой, как ветер!

Но упрямый Йа, нехороший Йа никого не слушал и стоял по прежнему в воде, прохлаждался. Потянул Ахмет Йа за повод. А осел упёрся — с места его не сдвинешь. Сколько ни бился Ахмет, упрямого Йа из воды вытянуть не мог.

И вдруг заметил Йа, что вьюк легче стал. Переступил Йа ногами, покрепче упёрся, под водой плечами повёл. «Хорошо!»

А вьюк всё легче и легче делается. Что такое?

Да это вода во вьюке соль размывает, в воде соль растворяется и тает.

Бедный Ахмет! Что делать?

Но что это? Что за чудо? Смотрите, Йа сам на берег вышел. Встал на жёлтом песочке и с удовольствием отряхнулся.

И увидал Ахмет, что вьюк Йа исчез. Вся соль, которую Йа вёз, растаяла: вымыло её водой из рогожного куля, — он и свесился по обе стороны спины хитрого Йа.

Что делать? Кричи не кричи, ругай не ругай — не вернуть назад соли!

Пошёл маленький караван домой. Впереди — Йа. На его морде так и написано: «Посмотрите, какой я умный, догадливый!»

За Йа тяжело шагает усталый Йо, а за ним бредёт печальный Ахмет: нечего сказать, привезли соль!

...Послали в другой раз Ахмета в лавку купить шёлковые одеяла. Взял Ахмет ослов-молодцов и отправился в путь.

Вот зелёный домик под красной крышей. Над распахнутыми дверями вывеска: «Торговля с утра до вечера». Мы уже были тут.

Купил Ахмет одеяла. Каждого цвета по две штуки взял. Навьючил их на ослов: сначала синие, потом зелёные, потом жёлтые, а выше пошли красные, голубые, оранжевые, коричневые, розовые, в горошек, а на самый верх — в клеточку.



И пустился маленький караван в обратный путь. Идут ослы, а за ними — Ахмет, помахивает прутиком, песенку мурлычет.

А на небе солнышко светит, припекает. Подошли ослы к речушке, и...

...Не успел Ахмет оглянуться, а уж серенький Йа прыг в воду. Стоит, глаза сверкают, пасть оскалил — смеётся! «Мол, посмотрите, какой я ловкий, догадливый! Ещё немножко, самая малость — мой вьюк растает, и зашагаю я домой налегке».

Схватил Ахмет Йа за повод, тянет что есть мочи на берег, но Йа упирается, с места не сдвинешь.

А на мостике чёрненький Йо стоит, от нетерпения с ноги на ногу переступает.

- Довольно своевольничать! — готовы кричать его передние копытца.

- Эх, — сказали задние копытца, — лягнуть бы тебя как следует!..

Йо весело бежит за Ахметом, рисунок иллюстрация
Видит Ахмет — потемнели шёлковые одеяла, намокли, погружаются в воду: и синее, и зелёное, и жёлтое, и красное, и голубое, и оранжевое, и коричневое, и розовое, и в горошек, и даже в клеточку, — все одеяла одно за другим уходят под воду... А над водой только морда Йа торчит.

Но его случилось с хитрым Йа? Вы только посмотрите на него. Длинные уши он развесил в стороны, глаза полны страха. Куда девалась его веселость!

Нет, не до смеха теперь Йа. Шелковые одеяла намокли, набрали о себя воды, стали тяжёлыми а потянули серенького Йа ко дну. Испугался Йа к закричал:
- Йа-а-а! Йа-аа! Йа-а-а!

Но уже означало: «Спасите! Спасите! Спасите!»

Бедный глупый Йа! Сейчас он погибнет!

Но в это время Ахмет, храбрый Ахмет, прыгнул в воду. Он упёрся плечом в намокший вьюк и подтолкнул Йа.

- На берег, на берег! — закричал Ахмет, толкая струсившего осленка.

Рванулся Йа что было сил.

- Смелей! Смелей! - кричал Ахмет, и вот они понемногу стали вылезать из воды.

Все выше поднимались они, и вместе с ними выходили из воды одеяла. Но какие они стали некрасивые! Вы посмотрите: то, что было о клеточку, стало полосатым, то, что было в горошек, — пятнистым, розовое — коричневым, коричневое — бурым, оранжевое — малиновым, голубое — сизым, красное — лиловым, желтое — пегим, зелёное — синее—чёрным!

И вот хитрый Йа вышел из воды на берег. Но какой же у него жалкий вид! Ноги трясутся от страха, а хвостик висит, как мочало. А из одеял течёт вода, из каждого в отдельности и из всей стопочки вместе.

Снова маленький караван отправился в путь, к дому. Впереди — Ахмет. Он весел: одеяла спасены, хитрый Йа наказан. За Ахметом бодро шагает умный чёрненький Йо. Не тяжело ему; на нём вьюк сухих, легких и красивых одеял.

Перебирает Йо маленькими ножками.

- Не хитри, - выстукивают его передние копытца. — Делаешь дело — делай, а не отдыхай!

- Эх, — сказали задние копытца, — лягнуть бы тебя хорошенько.. Да стоит ли? Сам ты себе работы задал!

А вот серенький Йа плетётся. Ох, как трудно ему идти! Вьюк теперь тяжелее стал: весу в нем вдвое прибавилось. Тащится Йа под мокрыми одеялами, и жарко и парко ему. Солнце печёт, и валит от хитрого Йа пар, как от самовара.

Стыдно, стыдно Йа. Ведь теперь все увидят, что он, глупый, хотел других обмануть, да обманул самого себя. Глядит он на чёрненького умного йо, а тот со своим лёгким вьюком весело бежит по дороге, и красивые шёлковые одеяла так и сверкают на солнце: и синее, и зелёное, и жёлтое, и красное, и голубое, и оранжевое, и коричневое, и розовое, и в горошек, и даже в клеточку.

Идёт Йа и помалкивает, зато копытца его за него говорят, с каждым шагом выстукивают:
- Никогда, никогда не буду больше хитрить, от работы бежать и обманывать!..

Рисунки О. Коровина