Заяц и белка были так дружны, что запросто называли друг друга по именам: белка звала зайца Косым, а заяц белку — Рыжехвостой.

Каждый день, встречаясь в лесу, Косой и Рыжехвостая весело приветствовали друг друга.

- С добрым утром, Косой!—говорила белка, помахивая пушистым хвостом.

- C добрым утром, Рыжехвостая! — говорил заяц, похлопывая лапками по ушам. — Ты не слышала сегодня лая собаки?

- Да, сегодня ночью опять лаял Приссе. Но ведь он лает каждую ночь. Я не обращаю на него никакого внимания.

- Ещё бы! Кто же обращает внимание на Приссе!— небрежно отвечал Косой. — Приссе бояться нечего, даже если бы он был ростом с лошадь.

Поговорив таким образом, друзья шли на промысел.

- Всё, что мы найдём, мы будем делить с тобой поровну, —говорила белка. —Ты получишь ровно столько, сколько я, -не меньше и не больше, а я получу ровно столько, сколько ты, — не больше и не меньше.

— Я согласен, —отвечал Косой.

Заяц и белка, рисунок иллюстрация
Сказано — сделано. И друзья отправились в путь.

Когда им попадалась на пути рябина, белка взбиралась на дерево и сбрасывала красные ягоды Косому — ровно столько, сколько съедала сама, не больше и не меньше. Когда же им случалось проходить мимо капустного поля, Косой отгрызал сочные кочерыжки и приносил их Рыжехвостой — ровно столько, сколько съедал сам, не меньше и не больше.

И вот однажды на большой проезжей дороге Косой и Рыжехвостая нашли четыре крупных румяных яблока. Это было так удивительно, что Косой и Рыжехвостая прямо не верили своим глазам. Откуда могли взяться на дороге эти яблоки?

А дело было очень просто.

Совсем недавно по этой самой дороге шёл Калле Нюгордс. Он шёл в школу и на плече нёс сумку, в которой лежали ломоть хлеба, кусочек сыра и четыре яблока. Эти яблоки Калле получил от матери в награду за хорошие отметки.

Да вот беда: сумка была дырявая, и через дыру все яблоки выкатились на дорогу.

Заяц и белка нашли яблоки, рисунок иллюстрация
Но как бы там ни было, Косой и Рыжехвостая нашли эти яблоки и принялись их делить.

Сперва показала своё искусство в арифметике белка. Она быстро решила эту трудную задачу: Косому досталось одно яблоко, а белке — три.

— Погоди... — сказал Косой неуверенно. — Мне кажется, что ты ошиблась. Дай-ка я сам разделю!

Тут только Косой понял, как трудно не ошибиться, когда делишь яблоки.

У Косого была своя арифметика, и на этот раз белка получила одно яблоко, а Косой — три.

— Нет, постойка,— сказала белка. — По-моему, ты тоже ошибся. Давай попробуем ещё раз.

Заяц и белка сорятся из-за яблок, рисунок иллюстрация
Конечно, и Косой и Рыжехвостая были не очень сильны в арифметике, но всё-таки оба они отлично понимали, что одно яблоко — это меньше, чем три, а три яблока — больше, чем одно.

И они снова стали ломать себе голову, раздумывая над тем, как бы поделить эти яблоки совсем поровну.

А тем временем Калле шёл себе в школу. И вот по дороге ему захотелось полакомиться свежим яблочком. Калле сунул руку в сумку... Но напрасно он шарил в ней — яблок как не бывало. Зато на дне сумки Калле нащупал порядочную дыру.

"Выкатились на дороге с грустью подумал Калле. — Пойду поищу — может, никто их ещё не подобрал".

И он повернул назад, в надежде найти своё потерянное сокровище. Не прошёл Калле и ста шагов, как увидел на дороге зайца и белку. Они сидели у края придорожной канавы и о чём-то спорили.

- Поглядите-ка! Это Косой и Рыжехвостая! — воскликнул Калле. — Скажите, друзья, не видели ли вы моих яблок?

- Нет, твоих не видели.

- Но у нас есть свои, — сказала белка.—Да вот, кстати, не поможешь ли ты нам разделить поровну четыре яблока. Сколько уж времени мы бьёмся, а никак не можем поделить их так, чтобы одному досталось столько же, сколько другому,— не больше и не меньше.

- Ну, это совсем просто,—сказал Калле. — Каждому следует по два яблока.



- Да неужто! — воскликнули Косой и Рыжехвостая в один голое. — Откуда ты это знаешь?

- Как же мне не знать, что четыре разделить на два — два, а дважды два — четыре! — важно сказал Калле. — Я ведь хожу в школу!

- Это удивительно! — Косой и Рыжехвостая переглянулись. — Разве в школе учат, что дважды два — четыре?

- В школе всему учат,— сказал Калле.

Заяц и белка разговаривают с Калле, рисунок иллюстрация
- Подумать только! И ты всё знаешь?

- Да, почти всё. Я считаю свободно до семью семь, но дальше немного сбиваюсь.

Косой и Рыжехвостая смотрели на него во все глаза и не могли надивиться его премудрости. Они решили тотчас последовать умному совету: вытащили яблоки из канавы и приготовились делить их по всем правилам арифметики.

- Да ведь это же мои яблоки! — закричал Калле.

- Смотри-ка, он и это знает! — воскликнули Косой и Рыжехвостая. — Этот мальчик, наверно, знает всё на свете! Как хорошо было бы поступить в школу и стать таким же учёным, как он!

- Ну что же, пойдемте со мной, — сказал Калле.— Я как раз иду в школу. Но имейте в виду: вы должны залезть под скамейку и сидеть там совсем смирно, потому что в классе никому не позволяют шуметь.

- А там собаки, случайно, нет? —спросил Косой.

- Собаки? Откуда же в школе может быть собака? Разве что украдкой проберётся Приссе, но его сейчас же выгоняют. Да и кто ж его боится!

- Конечно, бояться его нечего,— сказал Косой.— Ну, а если он всё-таки вздумает кусаться?

- Кусаться? Да он и кусаться-то не умеет, — сказал Калле. — Ведь это самый добродушный пёс на свете! Даже когда я тяну его за хвост, он только смеётся.

- Смеётся?

Косой и Рыжехвостая опять переглянулись. Они никогда не слышали, чтобы собаки смеялись. Но, видно, в школе можно всему научиться! Может быть, и они научатся смеяться?

Друзья решили непременно идти в школу.
- Мы, кажется, не трусы! — сказал заяц.

И вот Косой и Рыжехвостая храбро запрыгали по дороге. Скоро они все втроём пришли в школу.

Ребята уже рассаживались по местам. Калле сел на своё обычное место, а Косой и Рыжехвостая юркнули под скамейку, да так быстро, что их никто даже не заметил.

В это время прозвенел звонок и в класс вошёл учитель.
- Сегодня мы будем повторять таблицу умножения, —сказал учитель.— Кто мне скажет, сколько будет восемью восемь?

"Ого, это помудрёнее, чем дважды два", — подумали Косой и Рыжехвостая и навострили уши.

Заяц и белка убегают из школы, рисунок иллюстрация
Но тут дверь чуть-чуть приоткрылась и в класс прошмыгнул Приссе.

По всему его виду можно было сразу догадаться, что его не раз выгоняли отсюда. Он поджал хвост и неслышно пополз на брюхе, норовя поскорее забраться под скамейку.

И вдруг Приссе насторожился — он почуял поблизости что-то подозрительное. Приссе стал водить носом, шерсть на нём поднялась дыбом, и он заворчал.
— Ты опять здесь, Приссе!— закричал учитель.— Сейчас же убирайся! Пошёл вон!

Но Приссе словно не слышал, что ему говорил учитель. Он был уже около той скамейки, где сидел Калле, и, забыв все правила школьного поведения, яростно залаял.

И вдруг — фьи-и-ть! — что-то пронеслось по скамейкам, замелькало по столам, и на середину класса выскочили заяц и белка.

К счастью, окно было открыто.

Ого, как бросились они удирать!

А вдогонку за ними, заливаясь лаем, мчался Приссе.

Ну и переполох начался в классе! Все повскакивали с мест и бросились к окну. Крик поднялся такой, какого даже на перемене не бывает, и никто в этой сумятице так и не узнал, сколько же будет восемью восемь.

А тем временем Косой и Рыжехвостая со всех ног улепетывали от добродушного Приссе.

Впрочем, на этот раз его никак нельзя было назвать добродушным. Сейчас он внушил бы страх хоть кому — хвост трубой, пасть разинута, глаза навыкате. Он даже не мог лаять, а тоненько, пискляво тявкал — совсем так, как тявкают его сородичи, настоящие охотничьи собаки, когда нападают на свежий след зайца.
Ещё немного — и он настиг бы свою добычу. Но Косой и Рыжехвостая были уже на опушке.

Одним духом белка взобралась на высоченную сосну и спряталась в её густых ветвях.

Заяц и белка смеются над псом Приссе, рисунок иллюстрация
Приссе волчком закружился вокруг сосны. Он бешено лаял и рычал, но разве это могло помочь! Рыжехвостая была не так глупа, чтобы вылезти из своего убежища, и, притаившись среди веток, только посмеивалась.

А пока Приссе лаял и прыгал вокруг сосны, Косой, не теряя времени, скрылся в лесу.

Так Приссе и вернулся в школу ни с чем, очень смущённый своей неудачей.

Когда опасность миновала, друзья встретились в лесной чаще под кустом можжевельника. Если бы они умели смеяться, весь лес, наверно, звенел бы от их смеха. Но и теперь они очень веселились, вспоминая свои приключения.

- Ты заметила, какой глупый этот Приссе? — сказал заяц. — Он, кажется, вообразил, что можно догнать меня! А ведь я бежал даже не во всю прыть.

- А ты заметил, что он совсем не может лазить по деревьям? — сказала белка.

- И что это Калле выдумал, будто он умеет смеяться? — сказал Косой. — Он лает, как самая обыкновенная собака. А мы-то поверили, что Калле всё знает!

- Да, если знаешь, что дважды два — четыре, это ещё не значит, что знаешь всё! — с важностью произнесла белка.

И это, конечно, совершенно верно.

Топелиус Захариас. Дважды два - четыре. Петрозаводск : Карелия, 1970. — 16 с.
Рисунки Л.И. Коростышевского