Есть исключения, хотя они, как и всякие исключения, обычно подтверждают правила. Но в развитии земноводных исключений так много, что они как бы не подтверждают, а опровергают правила.

А так как исключения обычно запоминаются скорее, чем явления типические, то, пользуясь ими, вроде бы легко опровергнуть все сказанное выше: совсем, мол, не обязательно икре земноводных находиться в воде, не все личинки амфибий развиваются в водной стихии, да и вообще не все земноводные проходят стадию личинок, не всем свойствен метаморфизм. А раз так, то, может быть, все сказанное не главные признаки земноводных? Или наоборот: те животные, поведение или развитие которых не соответствует приведенной схеме, не земноводные?

Тут стоит разобраться.

Прудовая лягушка (Pelophylax lessonae), фото фотография амфибии
Прудовая лягушка (Pelophylax lessonae)

Действительно, если внимательно просмотреть список земноводных, то среди них окажется немало таких, которые не откладывают икру в воду. Таковы почти все безногие земноводные, так называемые червяги. Немало таких и среди хвостатых и бесхвостых амфибий, которые тоже вроде бы научились обходиться без воды. Но так ли это?

Начнем с червяг. Эти земноводные, похожие на змей или больших червей, проводят основную часть жизни в земляных норках, в которых достаточно влажно. Поэтому сами они не опасаются высыхания. Но их яйцам этой влажности недостаточно, и червяги обвивают своим телом кладку, постоянно увлажняя икринки слизью. Так же оберегает яйца от высыхания амфиума. Она живет на юго-востоке США в болотах, стоячих водах, ее можно встретить и просто в канавах по обочинам дорог. Если амфибии - оригиналы среди других животных, то амфиума - оригинал среди амфибий. У нее вообще все не так, как у других земноводных.

Большинство амфибий живут постоянно на суше, а яйца откладывают в воде. А амфиума наоборот: постоянно живет в воде, а вот яйца - крупные, до сантиметра в диаметре, - откладывает на суше. Казалось бы, этот факт опровергает все наши утверждения. Но, во-первых, амфиума всегда откладывает яйца в достаточно влажном месте, а во-вторых, в течение пяти месяцев не покидает их, обвившись вокруг кладки, самка постоянно увлажняет яйца обильно выделяющейся слизью. Так что влаги икринкам достаточно. Что же касается причины такого необычного поведения, то она заключается в недостатке кислорода в стоячих водах, который совершенно необходим для развития яиц земноводных. Не случайно же гигантская саламандра - самая крупная на земле амфибия, достигающая 160 сантиметров, - не только откладывает яйца на суше, устраивая для этого норки, не только увлажняет их своей слизью, но и постоянно обмахивает хвостом, чтоб увеличить приток свежего воздуха (этим занимается обычно самец, который заботится о потомстве).

На суше откладывают яйца и аллегамские скрытожаберники - тоже очень крупные, до 70 сантиметров, амфибии. Они устраивают гнезда в расщелинах скал или в каких-то иных подходящих местах. Там одна или несколько самок откладывают икринки, а самец в течение двух-трех месяцев увлажняет их своей слизью, охраняет от высыхания и от врагов. Так же поступает и четырехполосая саламандра (правда, тут забота целиком лежит на самке).

Африканская мраморная лягушка тоже откладывает яйца на суше и тоже увлажняет слизью в течение всего их развития, оставаясь рядом с кладкой.

Амплексус жаб, фото фотография амфибии

Не все земноводные могут оставаться длительное время на месте, рядом с кладкой, но и покинуть ее на произвол судьбы тоже не могут. Некоторые нашли "выход". Например, сетчатая веслоногая лягушка, живущая в Шри-Ланке, приклеивает свои два десятка икринок к животу и носит постоянно с собой, увлажняя кожными выделениями. И икринки, очевидно, нисколько не мешают ей.

Жабы-повитухи тоже носят будущее потомство с собой: самка выметывает два длинных шнура, внутри которых заключены 120-150 яиц, самец тут же подхватывает эти шнуры, наматывает их себе на задние ноги и не расстается с ними в течение всего периода развития икринок. Видимо, как и веслоногой сетчатой лягушке, эта ноша не мешает ему, во всяком случае, поведение его в это время существенно не меняется, разве что он становится несколько осторожнее - чувствует свою ответственность за потомство. Некоторые наблюдатели утверждают, что обычно мирный самец в этот период становится до отчаяния смелым, защищая свою ношу, а потеряв ее, пронзительно и жалобно кричит.

Носит на себе свое будущее потомство и небольшая квакша гельди, живущая в Бразилии. В отличие от сетчатой лягушки и повитухи, яйца она не приклеивает к брюху, не наматывает на бедра, а укладывает на спину в специальное углубление, что-то вроде люльки, образованной кожистыми складками. В этой люльке помещается два-три десятка довольно крупных яиц, из которых выходят почти оформившиеся лягушата.